|
Share

Мэйди Хорниг, профессор эпидемиологии, факультет общественного здравоохранения Колумбийского университета, директор проекта трансляционных исследований в лаборатории инфекционных болезней Джерома Л. и Доун Гринов.

E-mail: Е-мейл адресът e защитен от спам ботове.
Страница проф. Хорниг-http://www.mailman.columbia.edu/our-faculty/profile?uni=mh2092

Оригинал в pdf можно скачать здесь

Письменное свидетельство, поданное в подкомитет по правам человека и здоровью комитета правительственных реформ палаты представителей конгресса США
8 сентября 2004 г.

Научные открытия показали связь между аутизмом и использованием ртути в медицине

Уважаемый председатель Бертон, конгрессмен Уотсон и другие члены комитета,

Благодарю вас за предоставленную возможность включить в ваш отчет настоящее заявление относительно нашей новой модели, основанной на данных испытаний на животных, токсического влияния на здоровье человека тимеросала (этилртути) — консерванта, использущегося в вакцинах. К сожалению, по семейным обстоятельствам я не могу придти и свидетельствовать перед комитетом. В нашей работе мы изучали, в какой степени гены определяют, способна ли ртуть, аналогичная той, что содержится в детских вакцинах, нарушать развитие и работу мозга. Для отчета я прилагаю также электронную копию первой опубликованной статьи по исследованиям на животной модели, которая появилась в журнале "Молекулярная психиатрия", издаваемой "Нэчур паблишинг груп" (Hornig M, Chian D, Lipkin WI. Neurotoxic effects of postnatal thimerosal are mouse strain dependent. Mol Psychiatry 2004;9:833-845).

Изначальной предпосылкой нашего исследования было, что если ртуть в вакцинах связана с риском заболеваний развивающейся нервной системы, таких, как аутизм, то генетические различия также могут вносить свой вклад в этот риск. Мы основывались на существующей обширной литературе о влиянии других форм ртути на инбредные линии мыши, что подтверждает влияние определенных генов, контролирующих иммунный ответ (MHC или главный комплекс гистосовместимости) на аутоиммунные реакции у мышей, вызванные применением ртути. Однако в исследованиях, проведенных ранее, не использовалось ртутное соединение, присутствующее в вакцинах, известное под названием тимеросал (в России и других странах бывшего СССР мертиолят — прим. перев.). Также не рассматривалось предположение, что повторные внутримышечные инъекции тимеросала в постнатальном периоде, когда мозг и иммунная система еще не сформированы, могут усиливать токсичность. На основании сообщений об иммунных расстройствах и семейной истории аутоиммунных заболеваний в подгруппе детей с аутизмом, мы предположили, что с помощью генов иммунного ответа у мышей, связанных с иммунотоксичностью ртути, на мышиной модели можно будет предсказать вред низких доз ртути, используемой в вакцинах.

Наши прогнозы подтвердились. Используя дозировки и график вакцин, соответствующих прививочному календарю, наша модель постнатальной токсичности тимеросала показала, что гены мыши, обуславливающие иммунотоксичность ртути, предопределяют вред, нанесенный нервной системе вакцинами. У мышей, генетически чувствительных к воздействию ртути, наблюдались симптомы, аналогичные симптомам аутизма у детей, как-то: общая скудость поведенческих реакций и неадекватная реакция на изменение обстановки; расширение гиппокампуса — части мозга, ответственной за обучение и память; корреляция гиппокампального расширения с нарушениями исследовательской активности и повышенной тревожностью; повышенная плотность расположения нейронов в гиппокампусе; нарушение работы глутаматных рецепторов и транспортеров. Подобные аутизму симптомы возникали только у мышей, несущих ген восприимчивости H-2s (мыши (SJL/J). Две линии мышей с отличными H-2 генами (C57BL6/J, H-2b; BALB/cJ, H-2d) не продемонстрировали никаких неблагоприятных последствий от использования ртути.

Важно подчеркнуть, что опыты на животных не являются решающим доказательством связи между использованием ртути и аутизмом у человека. Тем не менее, тот факт, что одна генетическая особенность глубоко изменяет мозг и поведение мышей, подвергнувшихся воздействию тимеросала, подтверждает биологическое правдоподобие гипотезы о нейротоксичности тимеросала и может служить важным руководством для критического пересмотра данных суцществующих эпидемиологических исследований в пользу возможной связи тимеросала с нарушениями в развивающейся нервной системе, и обещает новые перспективы для научных исследований. Наша работа предполагает, что если генетические факторы играют важную роль в связи между мертиолятом и аутизмом, то все исследования, которые не учитывают генетические факторы восприимчивости, должны быть поставлены под сомнение в отношении их способности продемонстрировать эффект на статистически значимом уровне, даже если такой эффект и присутствует.

Последние данные, представленные на научных совещаниях и пока еще не опубликованные, свидетельствуют о том, что у генетически восприимчивых мышей тимеросал вызывает образование аутоантител к структурам мозга. Этот аутоиммунный ответ продолжается в течение долгого времени после того, как наличие ртути уже не определяется. Если это подтвердится, то может послужить основой для создания диагностического теста для человека, который бы определял присутствие подобных антител в периферической крови у больных аутизмом. Подобная работа не только помогла бы нам сделать шаг вперед в идентификации генов, связанных с аутизмом у людей и разработать программу профилактики заболевания, но и подтвердила бы пользу животных моделей для разработки эффективных и безопасных методов вмешательств.

Вполне возможно, что аналогичный нейротоксический эффект наблюдается при накоплении ртути в организме из других источников (других продуктов, содержащих тимеросал; метилртути в зараженной рыбе) и он также имеет генетическую обусловленность. Весьма вероятно, что подобные генетические факторы обуславливают нейротоксичность и других ксенобиотиков (в частности, полихлорированных дифенилов; например, пентабромированного дифенила, использующегося как огнезащитный материал в компьютерах). Известно, что возраст, пол и развитие на момент попадания вещества в организм влияют на результат. Мы ограничены в наших возможностях объяснить взаимодействие этих факторов у людей; возьмите хотя бы, например, несопоставимые результаты, полученные у детей на Сейшельских и Фаррерских островах после одинакового пренатального воздействия метилртути. Причины, обуславливающие различия, нам не ясны. Дизайн будущих эпидемиологических исследований должен учитывать возможность многократного влияния ксенобиотика и влияние факторов, обуславливающих риск. Наше исследование имеет важное значение для понимания роли взаимодействия генов и факторов окружающей среды в патогенезе аутизма и связанных с ним болезней развивающейся нервной системы.

Я обращаю внимание членов подкомитета на нашу недавнюю публикацию в журнале "Молекулярная психиатрия", где экспериментальные данные и результаты обсуждаются более подробно.

Спасибо за внимание.

Мэйди Хорниг, д-р мед., Нью-Йорк.

Перевод Елены Хановой (Москва)

eXTReMe Tracker