|
Share

перед медицинским комитетом Квебекской коллегии врачей

Перевод д. Михаила Самкова (Минск)
Dr. med. G. Buchwald, Am Wolfsbuhl 28, 9518 Bad Steben. Phone/fax number (49) 92 88 8328. Автор книг "Vaccination — A Business Based on Fear", "The Vaccination Nonsense" и "The Decline of Tuberculosis despite "protective" Vaccination". Оригинал по адресу http://www.whale.to/vaccines/buchwald9.html

Выступает д-р Бухвальд.

Врач из Германии д-р Бухвальд отвечает на вопросы через переводчика. Д-р Ланкто кладет на стол его послужной список и экземпляр его книги "Вакцинация: бизнес, основанный на страхе". Комитет признаёт его экспертом в вопросах вакцинации.

Д-р Бухвальд (Д-р Бухвальд) говорит, что у него есть опыт работы в качестве врача-консультанта в ассоциации родителей, чьи дети стали инвалидами или погибли после прививок. Он также добавляет, что ему известны тысячи случаев инвалидности, связанных с прививками, и что он сам лично общался с 350 пострадавшими. В 150 случаях он составил медицинское заключение и был консультантом во время судебных процессов.

Д-р Ланкто (Д-р Ланкто): Занимая такую позицию, подвергаетесь ли Вы нападкам властей в Вашей стране?

Д-р Бухвальд: Мной была написана статья под названием "Вакцинация: преступление против наших детей". От Медицинской коллегии я получил письменный выговор… В Гражданском кодексе Германии есть закон, который называется "Kronegesetz", в нем оговаривается право каждого на свободное выражение своего мнения. Когда мне надоел весь этот вздор с коллегией, я обратил их внимание на тот факт, что их реакция на самом деле была нарушением данной статьи закона. Немецкие судьи, которые занимаются этой темой, очень к ней чувствительны… Невозможно подавить свободу слова врача в свободной стране, поэтому коллегия знала, что она потерпит поражение. Они также знали, что пресса начала бы настоящую войну. С этого момента я больше не слышал ни слова...

Д-р Бухвальд продолжает вкратце рассказывать о себе и о том, как он заинтересовался вопросом иммунизации в целом. Он вспоминает, что после окончания университета он являлся сторонником прививок, как и все те, кто был ему знаком. Затем он рассказал историю старшего из трех своих детей, который родился в 1957 г. В восемнадцатимесячном возрасте ему была сделана прививка против оспы; через восемь дней после этого ребенок более не смог встать на ноги в кроватке. До того момента развитие сына было абсолютно нормальным:

"Он заболел постпрививочным энцефалитом. И с тех пор в моем доме живет полностью искалеченный человек".

Как раз тогда к нему обратились с предложением стать членом одного из обществ защиты в Германии. Именно в этой группе он узнал о других случаях вреда, нанесенного прививками.

"В то время я работал в одном из старейших центров в Германии, который занимался болезнями легких. Совершенно случайно я посмотрел истории болезней тех людей, которые заболели во время первой эпидемии оспы в Германии в 1947 году. С момента окончания Второй мировой войны вплоть до 1974 года в Германии было одиннадцать эпидемических вспышек оспы. Нам все время говорили, что противооспенная вакцинация защитит нас от оспы. И вот сейчас, благодаря архивным документам, я смог убедиться, что все заболевшие были ранее вакцинированы. Меня это просто ошеломило…".

Д-р Бухвальд обращает внимание комитета на 50 графиков из своей книги, которые показывают, что прививки никак не повлияли на снижение инфекционных болезней.

Д-р Ланкто: Если прививки не способствовали снижению инфекционных заболеваний, то что же тогда было причиной этого?

Д-р Бухвальд: Том Маккоун, профессор социальной медицины из Великобритании, показал, что снижение уровня инфекционных заболеваний в развитых странах не имеет ничего общего с вакцинацией; причина — в снижении нищеты и голода…

Д-р Ланкто: Почему Вы говорите о вакцинации как о бизнесе?

Д-р Бухвальд: Вы знаете, одна вакцина против оспы стоит около 600 немецких марок; поставлена цель — привить три миллиарда людей во всем мире. Ну, если это не бизнес… Вакцина против гепатита стоит 250 немецких марок, а необходимо сделать три таких прививки… Для фармацевтической промышленности вакцинация — это огромный бизнес.

Д-р Ланкто: Ранее Вы упоминали о том, что первое правило медицины — не навредить… Об этом Вы говорите и в своей книге: не навреди, приноси пользу. Главная цель — благосостояние (здоровье) пациента, а воля пациента — высший закон… Соответствует ли этим принципам вакцинация?

Д-р Бухвальд: Нет, и я не могу понять этого. Все эти принципы всегда подчеркиваются нашими врачами и медицинским сообществом, за исключением тех случаев, когда речь заходит о вакцинации…

Д-р Ланкто: Предназначение прививочных кампаний — напугать людей?

Д-р Бухвальд: Я читал лекции во всем мире… и меня всегда особо интересовали газеты… Во всех газетах есть нечто общее: всегда имеется упоминание о какой-либо эпидемии где-то в мире. Например, два года назад одна газета сообщала об эпидемии полиомиелита в Голландии. В течение последних трех лет наши газеты говорили об эпидемии дифтерии в России. Таким образом население постоянно запугивается эпидемиями, люди страшатся их, а сообщения всегда заканчиваются словами "Иди и привейся".

Д-р Ланкто: То есть так на рынок выбрасывается товар?

Д-р Бухвальд: Да.

После еще одной серии возражений, д-р Ланкто спрашивает д-ра Бухвальда о его отношении к вакцине против гепатита В.

Д-р Бухвальд: Сначала была простая гепатитная инфекция, затем мы научились различать гепатиты А, В, ни A ни B, а сегодня мы говорим еще и о гепатите С. В 1981 г. мы видели, как вводили вакцинацию для всего медицинского персонала. Уровень заболеваемости другими видами гепатита, против которых мы не прививали, снижался. Уровень заболеваемости гепатитом В, несмотря на введение прививок, оставался тем же. В Германии тогда считали, что мы совершили ошибку, так как гепатит передается не через кровь, а посредством сексуального контакта. Мы ожидали, что будут прививать тех, у кого сексуальный контакт мог быть фактором риска заболевания… Однако было решено прививать всех. На этом примере вы можете понять, что все вращается вокруг денег.

Д-р Ланкто: Что Вы можете сказать о прививке против кори?

Д-р Бухвальд: У меня есть ещё один график... за 1962 год... наблюдалось снижение количества заболеваний и смертельных исходов от кори, смертей практически не было… В 1976 г., когда начались прививки от кори, было всего около десяти смертей, связанных с этой болезнью. Такая смертность наблюдалась на протяжении еще ряда лет, пока, в конце концов, еще больше не снизилось. Теперь количество смертей можно сосчитать на пальцах одной руки… Вакцинация против кори не только бесполезна, но и вредна. В прошлом младенцы не болели корью. Они получали защиту от своих матерей, которые сами переболели корью. Те матери, которые были привиты от кори, не могут передать эту защиту своим младенцам, а потому сейчас малыши заболевают этой болезнью.

Д-р Ланкто: Поскольку в детстве матери были привиты от кори, то они не могут передать защиту своим детям, а если они не были привиты, то могут?

Д-р Бухвальд: Именно так… Наши дедушки и бабушки хорошо знали, как важно детям переболеть корью. Моя бабушка, например, сказала бы: "Этому мальчику шесть лет. Совсем скоро ему идти в школу, а у него еще не было кори". И такого ребенка послали бы к ребенку, больному корью, чтобы заразиться. Я корью болел…

Д-р Ланкто: Сохраняется ли защита, полученная в результате болезни, на всю жизнь?

Д-р Бухвальд: Так считают, и я думаю так же.

Д-р Ланкто: Тогда почему мы должны повторять прививки от кори?

Д-р Бухвальд: Потому что это возможность заработать.

Д-р Ланкто: Как вы относитесь к MMR (корь, свинка и краснуха) — трем вакцинам, которые вводятся одновременно?

Д-р Бухвальд: Пожалуй, я могу привести один пример из Швейцарии… Существует большая группа врачей, педиатров и специалистов по детским болезням. Они выступают против кампании по вакцинации от кори, в которую, согласно Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), были включены все швейцарские дети… Еще не решено продолжить, но… Суть дела не в этом. Все — вопрос денег.

Д-р Ланкто: Почему Вы говорите, что всему причиной деньги?

Д-р Бухвальд: Кто финансирует ВОЗ? Откуда у них денежные средства? Какая связь существует между ВОЗ и всеми огромными фармацевтическими компаниями? Просто взгляните на это. Мы, врачи, сегодня являемся рабами фармацевтической индустрии… Мы зависим от их лекарств... Они — подлинные повелители…

Д-р Ланкто вновь вынуждена отвечать на серию возражений; она говорит, что сказанное д-ром Бухвальдом совпадает с тем, что написано в ее книге, и из-за чего она была вызвана в этот дисциплинарный комитет: "По крайней мере два человека в мире говорят одно и то же. Могут быть и другие. Именно ВОЗ принимает решения о проведении вакцинации в наших странах. Ваш ребенок может быть привит завтра, и это будет не вашим решением, и не решением вашего доктора или вашего правительства, но решением ВОЗ. Вот о чем он говорит".

Но дискуссия не заканчивается. Она отмечает, что свидетельство имеет отношение к делу, поскольку она в своей книге говорит о медицинском истеблишменте и ВОЗ.

"Посмотрите на опасности, поскольку они очевидны. Сегодня утром мы слышали, что "Мерк" организовал научную встречу, которую он финансировал, но он не пригласил д-ра Хайда, поскольку тот говорит о существовании проблем. Но были приглашены другие, после чего правительство издало бюллетень, в котором утверждается, что все в полном порядке… Что еще должно случиться, прежде чем мы спросим сами себя: "Как могут происходить подобные вещи?".

Поскольку обсуждение тянется нудно, расстроенная д-р Ланкто делает следующее предложение: "Я заключу с вами сделку. Скажите мне, что медицина догматична, что это секта, в которой нет места для мысли и которой надо слепо повиноваться, и я увольняюсь — здесь и сейчас. Скажите мне, и на этом покончим!".

Но этого никто не делает. А потому спор между теперь уже обесславленными тремя главными героями продолжается. Когда пыль вновь оседает, д-р Ланкто продолжает задавать вопросы.

Д-р Ланкто: Вы упомянули о том, что группа швейцарских врачей объединилась для противостояния плану принудительной вакцинации, навязываемого ВОЗ. Можете ли Вы сказать, каковы их аргументы?

Д-р Бухвальд: Они опасаются, что риск намного превышает пользу… Швейцарские врачи обеспокоены тем, что произошло в Соединенных Штатах. Есть сообщение, в котором говорится, что уровень смертности вырос десятикратно (с момента введения обязательной вакцинации), и что эта ситуация поставила в тупик американских врачей.

Д-р Бухвальд: Возбудитель столбняка — бацилла, и вакцина против нее — одна из немногих вакцин, в которой нет ни вируса, ни бациллы… Был скрыт тот факт, что столбняк можно лечить…

Д-р Ланкто: Действительно ли эта прививка может быть вредна?

Д-р Бухвальд: Синдром Гийена-Барре — один из самых страшных побочных эффектов прививки. Вы можете быть парализованы от шеи и ниже, и это может длиться целый год. Мы знаем, что та мышца, которая не используется, атрофируется. То, что эта мышца потеряет в течение этого года — потеряно навсегда. В Германии руководитель службы вакцинации высказывал различные мнения, но не публиковал их в медицинских журналах, чтобы не дискредитировать вакцинацию в целом. Доктора, делающие прививки, скрывают определенную медицинскую информацию, доказанные сведения, во вред пациентам и населению. Кровоточащие раны никогда не приведут к столбняку, поскольку возбудитель столбняка является анаэробом. Совершенно бессмысленно прививать мальчиков, разбивших себе колено. Единственная причина, скрывающаяся за всем этим, — деньги.

Д-р Ланкто: Я хотела бы знать Ваше мнение о прививках DPT (АКДС — прим. перев.).

Д-р Бухвальд: Я показывал Вам график по дифтерии. Он демонстрирует, что вакцинация не оказала никакого влияния. Такая ситуация (на графике) наблюдалась там, где была проведена вакцинация, но несмотря на это мы видим рост заболеваемости… В 1925 году была проведена прививочная кампания. Тогда у нас было 20 000 случаев заболевания. Во время Второй мировой войны это число выросло до 250 000, а затем значительно снизилось, даже при том, что во время войны и в послевоенный период, вскоре после окончания войны, прививки вообще не делались…

"Та же самая ситуация и с туберкулезом", — продолжает д-р Бухвальд. "Каждый год в Германии наблюдалось снижение числа заболеваний туберкулезом, так что опасность от этой болезни все уменьшалась. После войны у нас было 160 000 случаев заболевания и 40 000 смертей; это означает, что умирал один из четырех заболевших. В 1994 году у нас было 13 000 случаев и 1000 смертей. Это значит, что умер каждый 13-й. Вы видите, как эта болезнь со временем становится все менее и менее опасной. Сто лет назад диагноз "туберкулез" означал смертный приговор. Вы можете увидеть (на этом графике), что вакцинация не имела здесь никакого влияния. Причина этого снижения заболеваемости та же, что я Вам ранее показаД-р Ланкто Никогда прежде ни у немцев, ни у канадцев не было такой хорошей жизни. Победа над эпидемиями одержана благодаря не врачам, а фермерам и общественному законодательству… Лучшие дома, лучшие туалеты, больше мыла… Все то, что мы можем назвать общим социальным улучшением… Когда я был маленьким мальчиком, мы втроем спали на одной кровати… В целом, условия нашей жизни ответственны за наше здоровье, а вовсе не прививки, которые существуют просто ради денег".

День 9-й. 26 марта 1996 г.

Д-р Бухвальд продолжает свое выступление.

День начинается довольно невинно, но заканчивается взрывом, когда д-р Ланкто не соглашается с огромным числом возражений со стороны президента относительно важности ее вопросов и доказательств. Как и в предыдущие дни слушаний, большинство возражений исходит от президента, г-на Превоста. Настойчивость президента в этот день в конце концов вызовет у д-ра Ланкто бурю негодования, когда тот остановит выступление другого ее свидетеля, д-ра Мартина, признанного эксперта в области прививок.

Но сначала д-р Ланкто продолжает расспрашивать д-ра Бухвальда о вакцинах против полиомиелита.

Д-р Бухвальд отвечает, что до введения прививок против полиомиелита в Германии был учтен каждый человек, у которого была эта болезнь, даже если вирус был у него только в фекалиях. Известно, продолжает он, что есть здоровые люди, которые выделяют вирус полиомиелита, когда они идут в туалет. Основанное на этом критерии, количество случаев болезни равнялось примерно 4000 ежегодно. После введения прививок статистика стала включать только случаи полиомиелита у тех людей, которые были парализованы по крайней мере в течение 6 недель.

Д-р Ланкто: Если я правильно Вас поняла, раньше были учтены все: как те, у которых полиовирусы были обнаружены в фекалиях, так и те, кто был болен полиомиелитом — вместе они насчитывали 4000. Когда началась полиовакцинация, учитывались только те люди, которые были парализованы в течение по крайней мере шести недель, я права?

Д-р Бухвальд: Да.

Д-р Ланкто: То есть таким образом статистика улучшилась: вместо 4000 стало 400?

Д-р Бухвальд: Именно так…

Д-р Ланкто: Отлично, я поняла это. Когда Вы говорите, что они изменили способ проведения вычислений, кто эти "они"? Это было медицинское или политическое решение?

Д-р Бухвальд: Как правило, решения принимает одна и та же группа… Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ).

Д-р Ланкто: Все опять возвращается к ВОЗ… Что Вы думаете о прививках против полиомиелита?

Д-р Бухвальд: С 1978 года в Германии не было ни одного случая заболевания полиомиелитом, зато ежегодно фиксируется около 50 случаев паралича от прививок. Немецкие власти… обращали внимание на то, что им следовало бы пересмотреть свою политику, поскольку нет никакой логики в продолжении прививочной кампании, в результате которой 50 человек становятся парализованными, в то время как от самой болезни (полиомиелита) не было ни одного случая в течение 20 лет.

Д-р Ланкто начинает обсуждать вопрос менингита; д-р Бухвальд указывает, что для Германии этот вопрос не является актуальным. Его ответ так удивляет одного члена комитета, что он прерывает д-ра Бухвальда и спрашивает с недоверием, имел ли он в виду, что не было случаев заболевания, или же не было прививок? Д-р Бухвальд отвечает, что одной формы болезни более не существует, а для другой нет вакцины.

Тогда д-р Ланкто просит д-р Бухвальда указать на те источники, которые он использовал при построении своих графиков. Он отвечает, что согласно немецким законам, каждый случай инфекционного заболевания должен быть зарегистрирован службами здравоохранения, и эта национальная статистика доступна каждому. Эта информация опубликована также во многих журналах: "Каждый может пойти и проверить, верны ли эти факты".

Д-р Ланкто: Обо всех ли неблагоприятных последствиях прививок сообщается?

Д-р Бухвальд: Нет. Закон определяет те критерии, согласно которым должно быть сообщено о случаях нанесенного прививками вреда. Факт в том, что подобные случаи не упоминаются в Германии. Об этом не знают даже врачи…

Д-р Ланкто: А кто знает?

Д-р Бухвальд: Об этом становится известно из устных сообщений, а с недавнего времени — благодаря деятельности ассоциаций людей, пострадавших от прививок. Например, была телевизионная передача, касающаяся этой темы, в которой упоминалось о моей книге. После программы некоторые врачи в слезах звонили в ассоциацию, спрашивая, были ли сообщения об осложнениях истинными… Поскольку у меня есть разрешение давать адреса пострадавших детей, то я давал эти адреса, чтобы люди сами непосредственно могли расспросить пострадавших. Это открытие было настолько ужасным, что врачи просто не могли поверить… Вред, причиненный прививками, означает полное разрушение ребенка, индивидуальности. Эти дети не разговаривают. Они полные идиоты, имбецилы. Часто у них имеется спастический паралич, и очень часто они страдают от мышечных судорог… Иногда разрушенными оказываются целые семьи...

Д-р Ланкто: Как же так получилось, что врачи не знают этого? Они видят этих детей? Скажем, я врач. Если я делаю прививку одному из своих пациентов, я должна знать об осложнениях. В чем проблема?

Д-р Бухвальд: Как я сказал ранее, врач может знать только то, что он выучил… В защиту врачей я добавлю, что они просто не знают ничего лучшего. Информацию они получают только из книг, которые говорят, что прививки — это прекрасно.

Д-р Ланкто: Но откуда Вы это знаете?

Д-р Бухвальд: Потому что я тщательно исследовал этот вопрос. Но главная причина, безусловно, — история моего сына, о которой я рассказал выше.

Д-р Ланкто: Если бы Ваш сын не стал жертвой прививки, знали бы Вы обо всей этой проблеме?

Д-р Бухвальд: Нет. После завершения университета я был сторонником прививок и оставался бы им до сего дня…

Д-р Ланкто: Те родительские объединения, о которых Вы говорили, и в которые Вы вошли после заболевания сына, — являются ли они религиозными или тайными организациями?

Д-р Бухвальд: Вовсе нет.

Предупреждая новое возражение президента на линию ее допроса, д-р Ланкто говорит: "Д-р Бухвальд сообщает точно о тех же самых вещах, что и д-р Хайд вчера. Это важно. Пациенты, столь сильно пострадавшие, не слышны. Никто не хочет выслушать их… Пациенты тяжело больны, но никто их не слушает. Врачи боятся… Почему не говорится об этом? Почему это скрывается? Вчера д-р Хайд говорил о свыше 100 пациентах, умирающих от прививки против гепатита В… Но никто не слышит. Что делать?".

Президент (П.): Здесь неподходящее место для разговора об этом...

Д-р Ланкто: А где найти такое подходящее место?

П.: Во всяком случае, не здесь.

Д-р Ланкто: Хорошо, что мы здесь делаем? Что все мы здесь делаем?

П.: Я скажу вам. Перед нами жалоба, которая нас касается. Поэтому я попрошу Вас вернуться к делу.

Д-р Ланкто: Что касается жалобы, то я сделала только одно — рассказала о том, что сказали эти люди…

После того, как президент предложил ей вернуться к тому, что ему казалось делом, и спросил, есть ли у нее еще вопросы, д-р Ланкто спрашивает д-ра Бухвальда, чего он опасается больше всего от прививок.

"Это сложный вопрос. Австрийский медик Ашнер сказал, что история медицины — это одна продолжительная ошибка… В 1901 г. немецкий медик по имени Эмиль Беринг искусственно заразил лошадей дифтерией. Девяносто процентов лошадей умерло, остальные остались живыми. Он взял их кровь, подождал, пока она отстоялась, а затем использовал то, что оказалось наверху, для прививания детей, заболевших дифтерией. Сегодня он был бы обвинен в издевательстве над животными, но в 1901 году он получил Нобелевскую премию… Его именем названы улицы… Тогда многие привитые дети умерли... Если дети нуждались в новом прививании, то использовались различные животные… Они брали коров, коз, свиней, но дети все равно умирали…

С теми же проблемами мы встречаемся при переливании крови. Поскольку увеличивалось количество операций, требовалось большее количество крови, и потому использовали кровь животных. Но пациенты умирали. И только позднее мы узнали, что такая кровь содержит чужеродные белки… Тогда мы поняли, что использовать можно только кровь человека. Было определено четыре различные группы крови. Несмотря на это, люди умирали во время переливания крови до тех пор, пока мы не узнали, что существуют еще и подгруппы; но и сегодня в каждом восьмом случае переливания крови наносится вред. Проблема заключается в чужеродном белке, который вводится в тело. Белок является очень важным элементом. Он необходим нам для жизни. Печенью белок преобразуется в основные компоненты, аминокислоты, но ущерб уже нанесен: если чужеродный белок попадает в организм... это всегда наносит вред. Каждая вакцина, основанная на бактерии или на вирусе, предполагает введение чужеродного белка…".

Д-р Бухвальд продолжает свой рассказ, говоря о том, что в мозге человека около восьми миллиардов клеток. Он отмечает, что каждая атака энцефалопатии разрушает от одного до трех миллионов этих клеток: "Сегодня разрабатывается примерно 150 вакцин, и в течение следующего десятилетия у нас появится отдельно прививка от гриппа для левой ноздри, и отдельно — для правой. Человечество используют, как подушечку для булавок. При каждой прививке минимальная энцефалопатия разрушает мозговые клетки. Как следствие, в Германии около 1,2 миллионов детей, которым поставлен диагноз гиперкинетического синдрома, а для успокоения им дают психофармеку (препарат, похожий на риталин)… У нас сотни тысяч случаев так называемой минимальной церебральной дисфункции и миллионы пациентов с нейродермитом. В Германии миллионы людей страдают от аллергий. Мы провоцируем не только минимальную энцефалопатию, но и изменения в генетическом коде".

Несмотря на новую серию возражений на этот "урок истории" от д-ра Бухвальда, д-р Ланкто настаивает, и д-р Бухвальд продолжает…

"В 1866 году английский врач описал очень странную болезнь. Дети напоминали монголов. Имя врача было Даун. Именно поэтому сегодня мы называем эту болезнь синдромом Дауна… Я должен добавить, что этот синдром — результат прививок, которые Дженнер начал делать в 1796 году в Англии… Синдром Дауна, вероятно, является первым врожденным заболеванием, причиной которого стала вакцинация. В Германии первое известие о ребенке с признаками синдрома Дауна появилось в 1922 г. Сегодня 1 из 700 детей рождается с этим синдромом… Но самое страшное еще впереди... Уже сегодня мы знаем о 4000 заболеваний, вызванных генами. Десять лет назад в Германии было 3 миллиона неграмотных людей. Сегодня — 4 миллиона. В Америке население в 3 раза больше, около 240 миллионов, а это значит, что у них должно быть около 12 миллионов неграмотных…"

"Урок истории" снова прерван, и д-р Ланкто не лезет за словом в карман. Она не соглашается с президентом и, как это уже стало традицией на подобных слушаниях, вовлекает его в продолжительный спор, защищая важность свидетельства д-ра Бухвальда и подчеркивая свое недовольство постоянными вмешательствами в ход допроса.

Д-р Ланкто: Д-р Бухвальд говорит нам, что неграмотность — прямое следствие прививок… Мы этого не понимаем, и он здесь объясняет эти слова. Каждой прививкой мы вызываем энцефалопатию, которая снижает умственные способности наших детей… Что, в свою очередь, объясняет рост неграмотности…

П.: Мы должны вернуться к жалобе, непосредственно нас касающейся. Все остальное может быть прекрасным поводом для встречи где-нибудь в другом месте.

Д-р Ланкто: Если не здесь, не в коллегии, то тогда мы должны изменить ее предназначение и закрыть ее, а затем вернуться к защите общества.

П.: Обращайтесь в коллегию; здесь - дисциплинарный комитет.

Д-р Ланкто: Давайте не будем играть в кошки-мышки… Я здесь, поскольку коллегия утверждает, что защищает народ, но здесь есть люди, которые пришли сюда, чтобы показать нам, что это не так…

П.: Послушайте: то, что этот свидетель говорит нам, не относится к делу. Если он не может ответить кратко — перейдем к другому вопросу.

Д-р Ланкто: На колу мочало... Он говорит нам, что вакцины являются причиной генетических изменений и врожденных дефектов.

П.: Если у Вас есть какие-нибудь другие вопросы…

Д-р Ланкто просит, чтобы д-р Бухвальд продолжил описание тех проблем, которые связаны с прививками, несмотря на "двухминутное" предупреждение президента.

"Ученые из университета Майнца были поражены, когда обнаружили, что у 34% немецких первоклассников есть дефекты речи… Этим я хотел показать, что хоть и медленно, но уверенно вакцины разрушают интеллект будущих поколений. Что вы сможете сделать с населением, в котором молодое поколение не может посчитать до трех? Возможно, вы слышали о мормонах или свидетелях Иеговы, которые верят, что мир придет к концу, что Иисус Христос сойдет с небес и все будет разрушено. И только они будут спасены. Вероятно, все так и будет, хотя и не совсем так, как они об этом думают. Возможно, они спасутся, потому что они против прививок. Я очень, очень обеспокоен будущим моей страны…".

На этом свидетельство д-ра Бухвальда заканчивается.

Д-р Ланкто комментирует:

"Герхард Бухвальд знает, что медицинская и правительственная системы основаны на деньгах и контролируются ВОЗ. Власти скрывают правду о связи между болезнями и прививками. Д-р Бухвальд эту правду знает и не боится высказать ее во всеуслышание. Он знает все о вакцинах. У него есть факты, детали. Энциклопедия фактов. Он описывает, как каждая прививка приводит к поражению мозга, которое остается нераспознанным до тех пор, пока не проявится гиперактивностью, проблемами при обучении, поведенческими нарушениями, а также насилием в обществе. Вот почему растет безграмотность, несмотря на обучение нашего населения: 4 миллиона неграмотных людей в Германии и 27 миллионов — в США.

Список последствий от прививок у детей длинный: аллергия, диабет, рассеянный склероз, синдромом внезапной детской смерти… Он описывает разрушение семей, которые вынуждены заботиться о ребенке-инвалиде: разводы и социальна цена. Я не могу сдержать слёзы. Мне вспоминаются ужасные истории, рассказанные жертвами прививок. Я позволяю себе выплакаться... затем продолжаю задавать вопросы. Я отнюдь не единственная, ппотрясенная этими фактами. Иногда носовой платок достает переводчик. Люди сидят в тишине. Только члены комитета являют пример стоического безразличия. Они ждут, когда же все закончится. Они смотрят на д-ра Бухвальда с явным презрением. Они не способны отвергнуть его свидетельства, так как помимо того, что он врач, он еще и иностранец. К ним он не имеет никакого отношения. Он безразличен им, и в любом случае их мнение было сформировано еще до того, как он произнес первое слово".

Воспроизведено с разрешения Here's The Key Inc, CP309, Waterloo, Qc JOE 2NO, Canada. Tel: 001 450 297 2533. Fax: 001 450 297 4140

Избранные цитаты взяты из "The Trial of the Medical Mafia" by Jochim Schafer ISBN 2921783029.

С Гийен Ланкто можно связаться по теД-р Ланкто: 001 514 297 4128. Fax: 001 514 297 4140.

eXTReMe Tracker