|
Share

комитету по правительственным реформам палаты представителей конгресса США 3 августа 1999 г.
Оригинал по адресу http://www.whale.to/vaccines/urnovitz.html

Я благодарен настоящему комитету за предоставленную возможность сделать сообщение по вопросу о безопасности вакцин. Меня зовут Говард Б. Урновиц. Я получил свою докторскую степень в области иммунологии и микробиологии в 1979 г. в Мичиганском университете, где я изучал вакцины. Сейчас я свидетельствую в качестве научного директора Фонда исследований хронических болезней. Как факт отмечу, что я являюсь главным научным сотрудником одной из биотехнологических компаний.

Моё свидетельство призвано предложить вам последние научные исследования относительно последствий для здоровья, которые несёт с собою контакт индивидуума как с токсическими, так и чужеродными биологическими материалами, особенно с многочисленными бактериальными и вирусными вакцинами. Принимая во внимание побочные реакции, вызываемые вакцинами, стандартные представления относительно использования вакцин должны быть пересмотрены. Изучение вакцин должно оценивать не только острые побочные эффекты, но также вероятно связанные с ними такие хронические болезни, как поведенческие и аутистические нарушения, неспособность к обучению, кишечная непроходимость, артриты, рак, диабет, синдром хронической усталости, рассеянный склероз, аутоиммунный тиреоидит и иные хронические проблемы. Эти хронические болезни стоят обществу всё больше как в финансовом, так и гуманитарном отношении.

К концу этого года Фонд исследования хронических болезней и его научные партнеры опубликуют прошедшие экспертную оценку статьи о генетической основе четырёх различных хронических болезней: связанными с вакцинами раками, синдроме войны в Персидском заливе, рассеянном склерозе и СПИДе. Связь наших находок с вакцинами следующая:

1. Человеческий организм сохраняет генетическую память о чужеродных веществах, с которыми он контактировал, включая вирусные и бактериальные вакцины;
2. Каждый индивид по-своему реагирует на чужеродные вещества, в зависимости от своего уникального генетического фона;
3. Существует предел количеству чужеродных веществ, с которыми может вступить в контакт человеческий организм, без того, чтобы не был превышен уровень генетических поломок и не началось хроническое заболевание.

Известно, что наши генетические копии, полученные от матери и отца, создают новый генетический материал, позволяющий индивиду бороться с токсическими веществами окружающей среды. Необходимо сконцентрировать исследования на точном выяснении факта, каким образом организм справляется с повреждающим гены беспрецедентным количеством веществ, находящихся в воздухе, воде, еде и даже в некоторых лекарствах. Эти вещества включают инфекционные агенты, как естественные, так и содержащиеся в вакцинах; пестициды, гербициды, нефтепродукты и иные опасные химические препараты, а также такие физические факторы, как радиация. Относительно безопасности вакцин, я предлагаю начать серьезное изучение следующих областей:

1. Как гены отвечают на вакцины и каковы хронические последствия происходящих изменений?
2. Каковы приемлемые дозы, возраст прививаемых, график и комбинации различных вакцин, с которыми организм может справиться (не только в смысле его способности к иммунному ответу на инфекционный агент, но и в смысле острых и хронических последствий для здоровья)?
3. Как мы можем уменьшить побочные влияния вакцин на наш геном путем изменения образа жизни, диеты и фармацевтических вмешательств?
4. Как мы можем починить или уменьшить генетические повреждения?

Сегодня мы начинаем понимать опосредованные механизмы, связывающие контакты с токсическими веществами с хроническими болезнями. К сожалению, попытки ученых полностью исследовать возможные негативные эффекты вакцин, назначаемых согласно нынешней политике в области здравоохранения, встречают резкое сопротивление организаций службы здравоохранения.

Разрешите мне представить два примера, подтверждающих отсутствие научного основания прививок. Вот первый пример. Недавно я и несколько моих коллег видели статью, прошедшую предварительную экспертную оценку, опубликованную в сентябре в крупном медицинском журнале. Была представлена история женщины, умершей от загадочного случая СПИДа. В течение ряда лет она делала лабораторные тесты, неизменно демонстрировавшие отрицательные или неопределяемые уровни антител к ВИЧ-I.

Тем не менее, когда был использован альтернативный тест, в моче были обнаружены антитела к ВИЧ-I. Вирус, наконец, был выделен и была определена его аминокислотная последовательность. Этот вариант ВИЧ-I известен как группа О. Анализ вирусного генетического материала подтвердил, что вирус, частично, происходит из генетически перетасованного человеческого хромосомного материала. ВИЧ-I может иметь серьезные последствия в смысле инициирования аутоиммунных болезней. Проще говоря, не начали ли мы программу по прививанию людей против их собственных генов?

Второй пример относится к попыткам создания вакцины против вируса гепатита С. Если вы очень внимательно читаете литературу, то вы обнаружите, что в то время, как существуют несомненные маркеры болезни, нет серьезных научных доказательств существования этого вируса. Безусловно, существует болезнь гепатит ни-А ни-B, но за предположением о наличии особого вируса ничего серьезного, мягко выражаясь, не стоит. Как ученый, я вынужден спросить: как мы собираемся прививать людей против агента, вызывающего болезнь, в то время как сам агент не определен?

Защита населения от хронических болезней, связанных с вакцинами, есть и будет непростой задачей. Ученые ныне должны не только решать научные проблемы, но все больше бороться с политиками от науки. Как показывают два приведенных выше примера, наши знания о хронических болезнях зачастую явно недостаточны. Поскольку вопрос безопасности вакцин включает в себя политику и науку, голос публики должен быть лучше слышен в решениях, принимаемых службами здравоохранения. Здесь, где сталкиваются интересы науки и публики, конгресс должен занять более активную позицию, представляя интересы публики в процессе формирования политики в области здравоохранения.

К вопросу об информированном согласии на медицинскую процедуру: я могу безо всяких сомнений сказать, что если бы мои мать и отец знали, что полиовакцины 1950-х гг. были нагружены более чем 26-ю обезьяньими вирусами, включая раковый вирус SV-40, то они бы не позволили ввести эти вакцины себе и детям. Мать и отец, быть может, не заболели бы раком, подозрительным по своей связи с прививками, и, не исключено, были бы живы и по сей день. Правительство, индустрия и медицина должны принять этические принципы информированного согласия относительно возможных побочных реакций, связанных с прививками.

Я ценю предоставленную мне возможность обсудить с вами обнаруженное в моих исследованиях, охватывающих период в четверть века. Я, вместе с моими коллегами, продолжим работу над раскрытием связи между хроническими болезнями и токсическими влияниями вакцин. В то время, как другие пытаются составить карту человеческого генома, нашей целью является обнаружение тех обходных путей, которые используют человеческие гены для выживания в условиях всё более возрастающей токсичности окружающей среды. Я прошу, чтобы полный текст моего доклада был включён в итоговые материалы слушаний. Благодарю вас.

http://www.homeoint.org/

 

eXTReMe Tracker