|
Share

49_all
РАЦИОНАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ
Недостаток всех патофизиологических опытов заключается в быстроте течения болезненных явлений, вызванных у подопытных лабораторных животных операционным или химическим шоком. В патологии человека обычное развитие болезненных расстройств требует нескольких недель для острых болезней и нескольких месяцев или даже лет для хронических болезней. Всякое ускорение реакций в лабораторном опыте ведет к ложным представлениям о процессе. Если бы можно было каким-нибудь лабораторным способом превратить зерно в растение за несколько минут, то немного удалось бы узнать о росте растения. Всякое искусственное ускорение есть разрушительный процесс. Когда так перелетают через патологические пейзажи, нет ни времени, необходимого для наблюдения, ни остроты зрительного восприятия, которая помогла бы уловить слишком быстрые изменения.

Принципы рациональной терапии:

I. Если существует связь и бесчисленные синергии между всеми клетками и всеми органами, наивно давать права гражданства какой-либо локальной медицине, медицине, направленной на изолированный орган. Нет локальных болезней, даже панариций - не локальная болезнь.

II. Клиника не может существовать без полной физиологии. А полная физиология непостижима, если ей не предоставить ту роль и то место, которые она заслуживает:

1) в жизни и функциях капилляров,

2) в роли диафрагмы,

3) во внеклеточных и внутриклеточных жидкостях,

4) в скрытой почечной недостаточности,

5) в распространенной гипоксемии,

6) в функциях кожи.

Не существует такой болезни, к которой можно было бы применить действенное лечение, не приняв во внимание все ранее полученные познания.

III. В живом организме существует огромная резервная сила, которую клиническая терапия должна высвободить, устраняя все препятствия, мешающие функциям дыхания, питания и выделения. Наивно и опасно пытаться излечить одними медикаментами. Идеалом истинной клинической терапии должно быть все большее и большее сокращение фармакодинамического арсенала и замена лекарств простыми мероприятиями.

Нужно своевременно давать тепло или холод, смотря по необходимости, побуждая деятельность капилляров, освобождая блокированную диафрагму, стимулируя не грубыми лекарствами, а соответственным режимом и диетой деятельность почек, изучая и принимая во внимание физиологию кожи.

В аптеке здоровья не купишь. Нужно поддержать организм, помочь ему в его усилиях приспособиться к окружающей среде, к атмосферным, пищевым, эмоциональным факторам. Преморбидное состояние организма решает возможность атак инфекционных заболеваний.

Например. Четыре человека простудились или подверглись ряду излишеств в питании. У первого - крупозная пневмония: у него было слишком много протромбина в печени или слишком много тромбоцитов в крови. У второго - катаральное воспаление легких: у него слишком долго были воспалены слизистые оболочки носа, зева, слишком долго ноги оставались холодными, печень загроможденной. Третий перевозбудил свою вегетативную нервную систему и портальную циркуляцию чрезмерным питанием, алкоголем, половыми излишествами, слишком горячим или слишком холодным питьем: он заболел желчнокаменной болезнью. Четвертого в детстве слишком задергали раздражительные родители или учителя: он заболел менингитом, энцефалитом или легочным туберкулезом.

Фармацевтическая вакханалия. Засыпают врачей бесчисленным множеством новых антибиотиков, антикоагулянтов, гипотензивных средств, рекламами химической промышленности. Врачи должны для сохранения своего интеллектуального равновесия потребовать отпуск на несколько месяцев, чтобы освободиться от фармакологического наводнения и от хирургических бурь.

Мы совершенно забываем пословицу: "тише едешь, дальше будешь" и все больше вовлекаемся в поток, несущийся быстрее звука.

Нужно остановиться, отдышаться, обдумать положение современной терапии. Как выглядит результат неслыханного прогресса? Уменьшение инфекционных болезней? Это хорошо. Возможность вылечивать тяжелые инфекции, неизлечимые до эры антибиотиков? Это хорошо. Проникновение хирургического скальпеля в недостижимые прежде области? Это хорошо. Но, с другой стороны, - увеличение числа болезней перерождения, числа гипертоников, сердечнососудистых, психических больных, злокачественных опухолей. Разве уменьшился бюджет социального страхования? Нисколько. Разве не увеличились стократно аллергические заболевания? Разве уменьшилось количество злокачественных опухолей? Нисколько.

Переживали ли когда-нибудь прежде пандемию гриппа, за 8 мес поразившую 80 % населения Европы? Разве до эры антибиотиков наблюдалось столько случаев ультрахронического, ультраупорного, скрытого воспаления легких, без температуры, без кашля, без мокроты, выводя большую часть населения из строя? Бронхиолит (капиллярный бронхит) сделался ходячей монетой, потому что рентгеновские снимки грудной клетки заменили собой правильную аускультацию, теперь все спешат и всем некогда.

Сколько несчастных больных со своим очевидным заболеванием бегает от одного специалиста к другому, потому что их почти никогда не подвергают полному осмотру. Изучаются документы, справки, но не осматривается больной, которому приходится взывать о спасении к психоаналитикам и знахарям.

Разве не поражает устрашающее количество случаев отита у детей, которым проделывают повторно парацентоз? Нередко встречаются случаи, когда барабанную перепонку прокалывают 5, 8 и даже 10 раз. В самом деле, разве существует подлинно научная фармакология? Выдающийся фармаколог проф. Мунк (Munk, 1951) в своем фундаментальном труде развивает несколько мыслей, заслуживающих углубленного обсуждения.

Он защищает преимущество в первую очередь назначений старой школы. Мунк утверждает, что вынужденная необходимость выбирать лекарства, заранее сфабрикованные химической промышленностью, с их строгой дозировкой, делает современного врача рабом навязанной химиками идеи. Он считает, что опыты над лабораторными животными неполноценны. Теории и гипотезы о действии новых лекарств слишком несовершенны. Специализация медикаментов настолько расширилась, что несчастные практикующие врачи в них теряются.

При оценке нового лекарства никак нельзя упускать из вида способность больного к естественному самоизлечению. Медицина существует тысячелетия, больных лечили самыми различными и очень часто фантастическими лекарствами. Часть этих больных великолепно преодолела и болезнь, и лечение, часто неправильное до нелепости. Если врач не способен оценить защитные силы организма, он роковым образом не сможет определить значение прописанных им лекарств.

Бакк (Back, 1956) в соей интересной книге "Принципы патофизиологии" подчеркивает значение аутофармакологии организма. Механический взгляд на Вселенную заставляет забывать понятие естественного исцеления и создает стремление найти способ для искусственного, насильственного и быстрого выздоровления, которое часто ведет к рецидивам. Лекарственной полипрогмазией подавляют острое заболевание и слишком часто, тем самым, создают хронические болезни. Хронические больные, дойдя до отчаяния, обращаются к травникам, знахарям.

Каждое терапевтическое действие должно быть основано на безупречной логике. Нужно всегда намечать конструктивный план лечения. Никогда не надо гнаться за слишком быстрыми и эффективными результатами. Нужно точно оценивать и учитывать защитные силы организма. Нужно всегда внимательно относиться к повышению температуры тела. Вместо схематического лечения, например: пневмония - пенициллин, легочный туберкулез - стрептомицин и пневмоторакс, инфаркт миокарда - строфантин, гипертония - средства, понижающие артериальное давление крови, нужно прежде всего помнить, что объект нашего лечения - не застывшая масса, а постоянно изменяющийся и развивающийся живой организм.

Истинная терапия, биотерапия, улучшает прежде всего скромными, но действенными усилиями, направленными на увеличение энергетического баланса, дыхание, кровообращение, выделение метаболитов, усвояемость пищи. Нет ни одной приемлемой терапии (кроме неотложных случаев) без предварительного восстановления энергетического баланса. При хорошем энергетическом балансе количество лекарств будет сокращено, дозы уменьшены, излечение не будет так бросаться в глаза, но зато будет более совершенным и не будет сопровождаться никакими осложнениями.

В начале нашего века все меняющиеся гипотезы экспериментальной медицины изгнали из медицинского образования искусство наблюдать клиническую картину, правильно оценивать состояние больного; лабораторные исследования все больше и больше господствуют над диагнозами, истории болезни изучаются лучше, чем сам больной. Сколько здоровых людей переполняло санатории на основании рентгеновских снимков, в которых можно было обнаружить только первичный аффект. Сколько здоровых людей было объявлено сифилитиками только на основании положительной реакции Вассермана в первые годы после открытия этой серологической реакции!

Сколько здоровых, но усталых людей впадало в отчаяние от плохо расшифрованной электрокардиограммы. Такая электрокардиографическая стенокардия исчезала через несколько дней физического и морального покоя. А мудрый, глубокий диагноз, основанный на обследовании человека в целом, теперь больше не существует. Занятые изучением новых лекарств, больничные ассистенты не располагают временем для внимательного наблюдения за больными. В правильной оценке последних "приобретений" экспериментальной фармакологии последнее слово, определяющее их достоинство, принадлежит клинике. Но необходимо время для точного анализа и разграничения между аутофармакологией и просто фармакологией.

Вместо того чтобы подробно заниматься больными, занимаются синдромами, аллергией, эндокринологическими расстройствами, функциональными недостаточностями, электрокардиограммами, витаминным голоданием и пр. Нужно вновь и вновь приучать себя принимать во внимание боли, кашель, рвоту, желтуху, фурункулы, экзему, сыпи не как сигнализации заболевшего органа, а как живой архив - язык всего организма.

Узких специалистов можно считать вспомогательными экспертами, способными разъяснить врачу-терапевту состояние отдельных органов, но не способными составить полное и определенное суждение. Огромные возможности организма побеждать болезни и морфологические изменения всегда легко выявляются, если дать себе труд продумать в целом нормальную физиологию и патологию.

Чего не надо делать:

1) внутривенных инъекций,

2) артериографии,

3) электрошока,

4) применять антибиотики в легких и умеренно тяжелых случаях, за исключением настоятельной необходимости,

5) зондировать вены до правого желудочка сердца.

Не начинать ни одного лечения:

1) не отдав себе отчета о дыхательном обьеме (тщательная аускультация легких плюс аус-культация при шёпотной речи);

2) без аускультации сердца с записью в истории болезни о характере второго тона на аорте и легочной артерии;

3) без измерения вертикального размера печени и селезенки;

4) без полного анализа мочи с учетом месячного выделения мочевины, хлористого натрия, фосфатов, аммония, кальция, эритроцитов, цилиндров, почечных клеток (кальциурия дает более ценные сведения, чем кальциемия; азотемический показатель менее важен, чем данные о количестве месячного выделения мочевины в моче);

5) не освободившись от наивной веры в важность рентгеновских снимков;

6) без пальпации в точке Мак-Бурнея, которая должна производиться очень нежно, без большого давления, тогда будет легко обнаружить, что правый мочеточник заметно расширен или уплотнен. Таким образом можно избежать лишних дальнейших исследований области слепой кишки и легко установить заболевание почечных лоханок (почечные колики, камни, различные нефропатии и гидронефрозы);

7) исключительно доверившись показаниям электрокардиографа (электрокардиограмма дает одинаковую картину не только при серьезных сердечных расстройствах, но в некоторых случаях и у здоровых, например, после сильной физической усталости, после тяжелого гриппа, утомительного умственного труда и других напряжений); эра электрокардиографических и векторкардиографических методов исследований, безусловно, интересных, но очень часто малоэффективных, которая столько лет господствовала на кардиологической сцене, - кончилась, а с ней и наши умозрительные дискуссии" (предисловие Сулье (Soulie) к книге "Патология сосудов" Марсо Сервейе (M.Serveille, 1952));

8) без изучения пульса и его характера (почечный, печеночный, аортальный, легочный, гриппозный), быстроты пульсаций, числа вдохов (цианоз губ и ногтей лучше покажет вам состояние кровообращения, чем электрокардиограммы; определение полноты движений диафрагмы гораздо важнее, чем ЭКГ);

9) базируясь на показателях холестерина в крови (вводят холестерин, дают жирное питание кроликам, травоядным животным и делают ультрадогматические заключения о метаболизме человека - всеядного животного, подумайте об этом еще раз);

10) без сравнения у каждого больного температуры рук и ног и отметки разницы (попробуйте своей рукой, которая должна быть теплой, или измеряйте наружную температуру конечностей кожным термометром; так вы лучше выясните наличие сосудистых расстройств, чем посредством осциллографа).

Полный анализ мочи обнаруживает вещества, задержанные во внеклеточных жидкостях, с такой же точностью, как спектроскоп объясняет шифрованное сообщение, скрытое в луче. Без спектроскопа астрофизика и астрохимия были бы невозможны. Без полного анализа мочи нельзя определить болезненное состояние, невыполнимо рациональное лечение.

Терапия должна избегать слишком быстрых разрушительных реакций. Никогда, за редкими исключениями, не надо применять жаропонижающих средств. Повышенная температура почти всегда спасительна. Быстрое понижение повышенной температуры уменьшает защитные средства организма.

Этот правильно примененный метод позволяет врачу исследовать каждого больного так, как его исследовали в старой клинике начала XX в., с той только разницей, что теперь мы можем опираться на современную физиологию, обогащенную трудами Крога, Петерса, Гамбля, располагая огромными лечебными возможностями бальнеотерапии, диетотерапии и безаппаратурной термотерапии. Почему вот уже сто лет медицинская корпорация испытывает величайшую радость каждый раз, когда открывают новое лекарство? И почему каждый честный врач теперь пугается, когда почта приносит бесчисленные проспекты разнузданной химической промышленности?

Потому, что в начале нашего века каждое новое лекарство представляло собой плод, результат тщательных наблюдений клиники над больным. Создатели лекарств были бескорыстны, они не пользовались материальными благами от своих открытий. Теперь химическая промышленность организовала непристойную рекламу, чтобы навязывать врачам каждый день, чуть ли не каждый час, новые лекарства и новые методы, и эта реклама захлестывает даже медицинскую литературу.

Наша терапия. Демаркационная линия между современной терапией и нашей характеризуется следующими основами.

1. Современная терапия при помощи антибиотиков охотится на микробов и в го же время культивирует "устойчивые" микробы и микозы.

Мы стараемся гидротерапевтическими средствами активировать энергетические резервы человеческого организма, применяя очень ограниченное количество лекарств, максим?-мо избегая токсических и угнетающих, которые устраняют неприятные ощущения, но уменьшают энергетические резервы.

Гипертермические ванны справляются почти со всеми инфекционными болезнями. Горячие обертывания грудной клетки вылечивают все пневмопатии, включая туберкулез легких, в более короткие сроки, чем антибиотики, которые мы изредка прописываем в очень осторожных дозах с большими промежутками.

2. Современная терапия направлена только на плотную часть органа, пренебрегая гуморальной частью органов и тканей. Мы же всецело заняты тем, чтобы проникнуть в состав внеклеточных жидкостей каждого больного, стараясь выправить их кислотно-основное и минеральное равновесие и вызывая при помощи диеты и местной и общей гидротерапии, посредством назначения минеральных вод, нормальное распределение этих жидкостей в различных полостях тела.

3. Современная терапия раздроблена на 30 специализированных доктрин. Наша терапия целостна. Лечить нужно человека в целом.

Узкий специалист остается и останется экспертом. Мы спрашиваем его совета и его контроля, но только клиницист с широким кругозором остается судьей.

4. Современная терапия пренебрегает капиллярами, ведающими глубинным кровоснабжением органов и тканей, в которых циркулирует 80 % крови. Наша капилляротерапия при помощи лечебных ванн, варьируя должным образом их дозировку, улучшает состояние или совсем излечивает деформирующий ревматизм, артериит, спондилоз, травматический анкилоз, упорный ишиас, последствия инфаркта миокарда, прогрессирующую мышечную атрофию, стенокардию, миелопатии, последствия мозгового кровоизлияния, глаукому.

5. В области неврологии диагноз достигает почти математической точности. Но применяемая терапия остается иллюзорной. Наша терапия открывает замечательные возможности для лечения параличей и последствий полиомиелита. Мы восстанавливаем снабжение кислородом нейронов, их кровоснабжение, освобождаем нервную систему от токсических метаболитов периодическим применением пиявок, диетой и физиологической гидротерапией.

6. В области дерматологии современная терапия применяет местное лечение мазями, эмульсиями и рентгенооблучение. Мы стараемся повысить кислородное снабжение крови для дезинтоксикации внеклеточных жидкостей путем улучшения функции печени и в особенности выделительной способности почек, применяя гидротерапию (ванны с листьями грецкого ореха, ванны с бикарбонатом соды, ванны типа Рош-Позэ на дому у больного).

7. Современная терапия пытается лечить белокровие (лейкемию) уменьшением количества лейкоцитов токсическими средствами, пренебрегая необходимостью освобождения организма от мертвых клеток. По нашему мнению, тяжесть белокровия происходит от огромного скопления мертвых лейкоцитов, которые закупоривают капилляры, вызывая мелкие бионекрозы. Разложение трупов лейкоцитов сопровождается появлением белковых токсинов - истинной причины рокового исхода лейкозов.

Белковая интоксикация, закупорка капилляров продуктами клеточного распада - главный фактор. Вместо того чтобы убивать живые лейкоциты, мы стараемся удалять из организма мертвые лейкоциты.
50_all
ЧУДО ЖИЗНИ. ПРЕДИСЛОВИЕ. ИСТОЧНИКИ ЗАБЛУЖДЕНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ МЫСЛИ
Современная медицина.пытающаяся путем фармакодинамической химии добиться быстрых показательных выздоровлений и не думающая о физиологическом будущем больных, рождена в военный и послевоенный периоды 1914 и 1945 гг. Две мировые войны и угроза их, холодная война, различные идеологии, нравы также радикально изменили терапию и принципы рационального ухода за больными.

До августа 1914 г. клиника, организуя уход за ранеными и больными, руководствовалась идеями профилактической медицины, т.е. избегала ускорения этапов нормальной эволюции болезней, имея в виду естественные защитные реакции самого больного организма.

Современная медицина - это удивительное порождение периода огромных социальных переворотов, революций, контрреволюций, диктатур всевозможных окрасок (красных, синих, коричневых, белых, зеленых и др.) - была вынуждена быстро удовлетворять потребности армий по ходу боя. Требовалось немедленно оперировать, ставить на ноги раненых бойцов и больных для быстрого пополнения потерь. В связи с этой категорической неизбежностью медицина во всех странах хорошо выполняла свой долг.

При возврате же к нормальной жизни медицинская мысль должна была оценить полезные приобретения (хотя их было мало), найти утерянные пути профилактической медицины, чтобы предвидеть тяжелые осложнения и избегать их в будущем.

С 1914 г. удвоилось количество флебитов, артериитов, заболеваний сердца. Надо беречь стенки вен, беречь нормальный состав крови, надо сократить слишком большое количество внутривенных вливаний.

Надо дать себе отчет в том, что избыток антибиотиков во время подъема температуры убивает защитные силы организма, делает его аллергическим, на много месяцев лишая сопротивляемости. Надо сократить количество вакцинаций. Нерационально уничтожать необходимый для организма симбиоз с микробами. Без подземных бактерий наша почва не могла бы дать нам зерно, овощи и фрукты.

Злоупотребление антибиотиками, повторяемые вакцинации, уменьшая вирулентность различных видов микробов, культивируют стойкие ультравирулентные микробы и обезоруживают организм перед многими инфекционными заболеваниями.

Род человеческий появился на Земле, он подвержен тем же влияниям, что и наша планета. Человек должен адаптироваться к изменениям климата согласно сезонам, изменениям температуры в разных географических поясах. Авиация, переносящая нас за несколько часов с Аляски в Бразилию, с северного полюса на экватор, требует очень быстрой адаптации к резким изменениям температуры и атмосферного давления.

Скопление людей в больших городах, где атмосфера отравлена копотью, дымом, выделением газов бесчисленными машинами, заставляет наш организм адаптироваться к жизни при большом кислородном дефиците. Прибавьте к этому еще повсеместное прогрессирующее заражение радиоактивными веществами и вы поймете, что человечество переживает период большой биологической революции, которая может спровоцировать в будущих поколениях не только функциональные, но и структурные изменения.

Человеческие толпы, отупевшие от спорта, радио, телевизора, от газетного дурмана, от стерильного обучения в государственных школах (догматического, аморального, антигражданственного), продолжают свою пляску смерти на апокалипсическом вулкане.

Что можно было бы сделать, чтобы сократить тяжесть убийственной нагрузки, увеличить сопротивляемость человеческого организма бесчисленным острым и хроническим агрессорам. Прежде всего необходимо, чтобы медицина пересмотрела регулирующую роль мозга, роль направляющую, стимулирующую или тормозящую все физиологические, эмоциональные и интеллектуальные функции - роль нашего маленького и порой всемогущего мозга.

Современная медицина ищет пути воздействия на умственную активность химическими продуктами, стимулирующими или успокаивающими. Дозировка их слишком произвольна, длительное применение провоцирует полную инертность и истощение - при воздействии успокоительных, а при злоупотреблении возбуждающих - чрезмерную возбудимость.

Современная медицина рассматривает кожу как почти инертную оболочку, исключительно принадлежащую дерматологам, их заповедник. Но ведь кожа, как и глаза, представляет собой продолжение мозга, огромную поверхность периферического мозга. Обращаясь к этому периферическому мозгу, удается стимулировать или тормозить иригацию мозга, его питание, его туалет - элиминацию мозговых метаболитов, т.е. физиологическое восстановление мозга.

Мозг, хорошо питаемый, хорошо орошаемый, освобожденный от всех, продуктов обмена, осуществит свои неисчислимые функции, команды с большой точностью.

Логический ум, горячее и страстное сознание врача должно обратиться к утомленному мозгу, плохо орошаемому, плохо проветриваемому, плохо питаемому или больному, только тогда врач может добиться настоящего и длительного выздоровления.

Оставаясь верными положениям классической физиологии, мы попытались выделить в общей патологии роль капилляров, почечной недостаточности, снабжения кислородом, важность диафрагмы и вне-и внутриклеточных жидкостей в экономике живого организма. Кроме того, мы попытались откорректировать некоторые слишком категоричные положения экспериментальной медицины.

Наши наблюдения были бы невозможны без замечательных работ А.Крога и А.Поликара, заложивших основы физиологической гистологии, являющейся неисчерпаемым источником для физиолога и клинициста.

Работы Петера, Гамбля дали возможность воздвигнуть прочную базу гуморальной патологии. Мы многим обязаны этим неутомимым исследователям, а также знаменитому физиологу Кэннону, посвятившему свой неповторимый труд мудрости тела.

В течение 40 лет мы добросовестно, без какой-либо предвзятости изучали наблюдения биохимиков, физиологов, клиницистов, пытаясь найти какие-либо положения, опровергающие нашу теорию патофизиологии. Мы ничего не нашли. Наша терапия, преимущественно гуморальная, применялась в течение 25 лет без несчастных случаев и с более чем удовлетворительными результатами у десятков тысяч больных.
51_all
ЖИЗНЬ. ЖИЗНЬ: БЕСКОНЕЧНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ
Вся наша земная жизнь - жизнь растений, животных и человека - зависит от крошечной клеточки - зернышка хлорофилла, представляющего собой единственный источник жизненной энергии.

Белки живых организмов, распадаясь на аминокислоты и, возможно, на другие субстанции, которые пока еще не удалось установить, характеризуются крайней неустойчивостью, заданной программой нестабильностью, иначе говоря, способностью к изменениям, настолько минимальным, что они ускользают от биохимических исследований, но достаточным для появления в организме капитальных изменений.

Неотъемлемые свойства живой молекулы: отбор, сортировка атомных группировок и соединение их затем в строгом порядке с целью ежесекундного создания новых белковых молекул. Таким образом, ассимиляция является характерной особенностью живой материи, и, следовательно, жизнь - это беспрерывное возрождение.

Совершенно непонятной, с точки зрения науки, остается непостижимая потенциальность живых систем. Несколько молекул нукле-опротеидов проникают в клетку - яйцо, и вот оно начинает делиться по скрупулезно определенному плану, причем совершается каждая клеточная дифференциация и задерживается каждое бесполезное клеточное деление по точно предусмотренной программе, с потрясающей прозорливостью фиксирующей структуру и бесчисленные вариации будущих функций.

Описательная наука могла бы зарегистрировать некоторые этапы этих феноменов эволюции живого существа, но по части объяснений она находится в затруднительном положении.
52_all
ЖИЗНЬ КОСМИЧЕСКАЯ
Живой организм прежде всего является системой ручьев, сплетением каналов, путей, в которые вливаются элементы газа, жидкостей, световые и звуковые волны, осязаемые волны, приходящие извне, которые поглощаются каждой точкой нашего организма.

Имеются пути входа: рот для твердых и жидких веществ, гортань и трахея для воздуха, ухо для звуковых волн, глаза для восприятия света, кожа для осязаемых волн (термических и механических). Имеются пути выхода: легкие для выдыхания воздуха, кишечник, мочеиспускательный канал, кожа для элиминации жидкостей.

Аккумулируя сигналы всех клеток, тканей, всех органов, каждой крошечной точки, бесчисленных ручейков, каналов и проходов, мозг командует, управляет всеми путями коммуникации. Часть мозговой активности превращается в мысль, созидание, вдохновение, планирование...

Из этих первейших истин вытекает категорический императив для врачей, рассматривающих себя как верных охранителей здоровья человека.

Прежде всего в каждом случае заболевания надо восстановить космические потоки в бесчисленных протоках и руслах организма. Остальное второстепенно. Прежде всего помогите организму прочистить пути, по которым течет поток космической жизни. Превращайтесь в прачек, слесарей и, когда требуется, в пожарников.

Если вникнуть в смысл космической жизни, то отдаешь себе отчет в том, что каждое живое существо, каждое растение, веточка, травинка, каждая амёба - каждое существо должно рассматриваться как поглощающая бездна, приемник, трансформатор и передатчик бесчисленных пучков излучения космической энергии. Понимание живого мира, происхождения жизни, взаимодействия между Солнцем и нашей маленькой планетой подлежат пересмотру. Какое огромное поле деятельности открывается перед честными искателями! Какое великое содружество могло бы установиться между биологами, физиками и астрономами!

Преграды между специальными дисциплинами стерлись бы, если в каждой специализированной области собиралось бы существенное, основное и отбрасывались бы детали. Но уже и сейчас необходимо признать основные принципы происхождения жизни.

Давно известно, что без фотосинтеза жизнь на нашей планете была бы невозможна. Но возникает вопрос: для фотосинтеза необходимы проникновение и фиксация световых лучей на хлорофилловых зернах, откуда же появляются, рождаются хлорофилловые зерна, материализация космической энергии, превращение световых лучей в хлорофилловые молекулы?

После работ Эйнштейна, Планка и других эта трансформация неоспорима. Превращение атомов водорода в гелий уже доказано физиками. Если бы миллиарды, поглощенные созданием атомной бомбы, и усилия ученых-атомщиков хотя бы частично были направлены на область фотосинтеза, может быть, мы скорее бы подошли к разрешению этой основной проблемы. Но бедные физики в угоду безумным государственным деятелям вынуждены работать на организацию грандиозного массового уничтожения, вместо того чтобы заняться поисками причин происхождения жизни.

Космическая энергия проникает в наше тело, в наше сознание, оживляя каждую частичку нашей цитоплазмы (несмотря на интенсивную бомбардировку космическими лучами), сохраняя ее предопределенные структуры и функции. Если понять, представить себе грандиозную картину космической жизни, придется пересмотреть все биологические концепции, все живые связи (философские, политические, моральные и национальные).

Человек не только прикован к Земле, он есть, как и все живые существа, сын Солнца, трансформатор солнечной и жизненной энергии (диастазы со своими микровзрывами представляют, быть может, фотосинтез в человеческом организме?).

Жрецы древнего Египта - колыбели нашей цивилизации, предугадывая науку, обожествляли Солнце. Эта общность происхождения каждой жизни заставляет нас признать братское родство со всеми живыми существами. Франциск Ассизский (XII в.), единственный в истории человечества, вложил чувство братства в изречение: "Брат мой - заяц, сестра моя - ласточка...".

Неведение нашего происхождения, нашей принадлежности к космическому целому порождает национализм, шовинизм, расизм, войны, зуд безграничного могущества, социальное угнетение. Как мелки и ничтожны в сравнении с этим универсальным пониманием жизни ультратехнические достижения цивилизации! Авиация, циклотроны - все, что является продуктом человеческого труда, так хрупко и практически беззащитно! Все, что охватывается космической энергией - вечно.

Мысль, созидание, искусство, наука, вся интеллектуальная жизнь становятся непонятными, если забыть об их солнечной и космической природе. Принадлежность к космической жизни, поднимая в ранге каждое живое существо, повышает также человеческую ценность и его достоинство - затоптанное, истерзанное, уничтоженное на различных меридианах нашей планеты. Это человеческое достоинство должно защищаться всюду и от всех посягательств на него. Легальные убийства (войны, судебные приговоры) должны исчезнуть как преступление против Высшего Разума!

В самый мрачный период истории, начавшийся на заре 1 августа 1914 г., и до сих пор продолжает нависать тревога за безопасность человечества вследствие дезорганизации разобщенных наций. Несмотря на отчаянные усилия маленьких современных Цезарей, представителей крайнего тоталитаризма, замаскированного, левого, правого тоталитаризма, создавать гигантские вооружения, мы все же убеждены, что никто никогда не дойдет до уничтожения нашего маленького Солнца. А наше маленькое Солнце, с презрительным равнодушием взирающее на бесконечные волнения людей-муравьев, хорошо знает, что космическая энергия не прекратит порождение космической жизни.

В мире, наркотизированном ежедневной прессой, спортом, мелкими удовольствиями, никто не отдает себе отчета, что танцует на вулкане накануне ужасающего извержения. Необходимо в течение ближайших лет обезвредить, дезинтоксицировать, очистить тучи радиоактивных частичек, витающих в нашей атмосфере, или принять неминуемую смерть на исторической бойне, созданной видными учеными. Поколение физиков, таких как Кюри, Беккерель, Резер-форд, Бор, Эйнштейн, Оппенгеймер, было бескорыстными идеалистами, искавшими, рискуя жизнью, новый энергетический источник.

К несчастью, двадцать лет тому назад радиоактивность пробудила интерес военных и политических деятелей. Запасов атомных бомб и ракет достаточно, чтобы 10 раз уничтожить жизнь на Земле. Опасность для человечества увеличивается с каждой минутой. В руках недалеких людей радиоактивность становится слепым орудием массового уничтожения.

Допустимая доза технологической радиоактивности еще не установлена ни физиками, ни биологами. Но, учитывая шизофренический курс увеличения ядерных взрывов, надо думать, что в ближайшем будущем будет достигнут предел несовместимости с жизнью. Физиологи и врачи обязаны остановить введение радиоактивных изотопов в человеческий организм. Надо в каждой стране организовать периодическое измерение степени радиоактивной зараженности атмосферы, воды, пищи. Надо в каждой стране осуществить постоянное сотрудничество физиков с биологами и врачами.

В нашей атмосфере беспрестанно аккумулируются вредные частички, отходы процветающей индустрии, провоцирующие вредные изменения климата. Мировое сгорание угля и нефти выбрасывает ежедневно 8 млн т углекислого газа в атмосферу. Это составляет 240 млн т в месяц и почти 100 млрд т в год. Эта масса углекислоты частично поглощается океаном, но значительная ее часть остается в атмосфере и прогрессивно увеличивает ее температуру. В настоящее время это увеличение содержания С02 не превышает 2 %, когда же оно достигнет 10 %, человечество будет свидетелем огромных климатических пертурбаций. Американский физик Теллер, отец атомной водородной бомбы, предсказал таяние арктических льдов, повышение уровня воды в океане и гигантские потопы.

Дайте немного разыграться вашему воображению и вы придете к довольно драматическим заключениям и должным образом сможете оценить беспечность политических деятелей. В последние годы физики обнаружили в стратосфере уплотненный слой, насыщенный заряженными электричеством частичками и магнитными полями. Этот электромагнитный слой играет огромную роль во всех явлениях земной жизни, его называют кольцами Ван-Аллена. Ученые считают, что ядерные взрывы могут вызвать в этом слое непоправимые эффекты для жизни на Земле.

Гигиенисты требуют воду, годную для питья. Благодаря очищению воды давно исчезли тифы, дизентерия. Стерилизация молока для грудных детей в начале нашего века снизила смертность новорожденных с 55 до 5 % без вакцинации. Это неоспоримые факты. Но никто среди гигиенистов и врачей серьезно не занимается радиоактивным заражением атмосферы; никого не заботит прогрессирующее заражение воздуха, которым мы дышим, апокалипсическая опасность, нависшая над нами, никто не отдает себе отчета в нарастании хронической асфиксии, делающей нас апатичными, индифферентными и инертными. Как Эдип при встрече со Сфинксом, человечество в конце XX в. стоит перед разрешением трагической проблемы искусственной технологической радиоактивности. Надо решать: жить или погибнуть под развалинами западной цивилизации.
53_all
ВОДА И ЖИЗНЬ
В организме человека вода распределяется как вне клеток (вода плазмы крови, лимфы, межклеточная жидкость, составляя 15-20 % общей массы человека), так и внутри их (50 % общей массы). Оба этих больших раздела разграничены клеточными мембранами, которые обеспечивают потоки из клетки и в клетку, т.е. водный метаболизм (Polonovski, 1951; Gamble, 1954). Предполагая селективную проницаемость мембран, мы вынуждены рассматривать жидкости организма человека как живые элементы, непрерывно выдерживающие не только физико-химические, но и биологические трансформации.

Внеклеточная жидкость содержит хлористый натрий и определенное количество белковых молекул, которыми нельзя пренебрегать, внутриклеточная жидкость - очень мало хлористого натрия и относительно большое количество калия. Эритроциты богаты хлором и калием. В организме человека имеется большое количество калия и сравнительно мало натрия. Организм собаки содержит много натрия и мало калия. Жвачные животные представляют собой химически средний тип между типом человека и собаки.

Научная фармакология не учитывает это очень существенное различие при лабораторных экспериментах на животных. Химическая и биологическая среда организма кролика и мыши, которым в лаборатории искусственно и грубо привито заболевание, совершенно не схожа с жидкой средой организма человека, у которого развитие болезни протекает по-своему. Графики и заключения фармакологов при таких обстоятельствах имеют весьма сомнительную ценность.

В артериях количество крови не превышает 10 % всего циркулирующего ее объема; то же соотношение и в венах. Итого - 20 %, остальное количество.т.е. 80 % крови, заполняет артериолы, венулы и капилляры.

Внеклеточная жидкость состоит из циркулирующей крови, лимфы, межклеточной жидкости, кишечных соков, спинномозговой жидкости, жидкой среды глаза и уха, суставной и околосуставной жидкости.

Лимфа представляет собой циркулирующую форму межклеточной жидкости; ускорение тока лимфы повышает интенсивность и динамизм обменных процессов, замедление и лимфатический застой заглушают жизнь клеток и тканей. Межклеточная жидкость содержит небольшой процент белковых молекул, который значительно увеличивается при заболеваниях почек и особенно в случаях липо-идных нефритов.

Внутриклеточная вода соединена с коллоидами цитоплазмы. Если внеклеточная жидкость сходна по химическому составу с морской водой, го внутриклеточная жидкость сохраняет свою химическую индивидуальность, фиксируя калий и отказываясь от натрия и кальция.

Замедление циркуляции массы крови зависит не только от сокращений миокарда, но также и от уменьшения потока между капиллярами и внеклеточной жидкостью. Чтобы снять циркуляторную декомпенсацию, недостаточно укрепить сердечную мышцу, надо прежде всего с помощью капилляротерапии восстановить поток жидкости между капиллярами и межклеточным пространством.

Межклеточные жидкости обеспечивают питание клеток и представляют собой непрекращающееся движение "туда-сюда". Артериальные петли открытых капилляров "пропихивают" плазму через эндотелиальный барьер. Венозные петли поглощают (впитывают) капельки внеклеточных жидкостей.

Все описанные Рейлли (Reilly, 1942) феномены (расширение сосудов, геморрагии, некрозы) являются различными стадиями ка-пилляропатии, разновидностью нарушенных ритмов перехода плазмы из артериальных петель капилляров в межклеточные пространства и реабсорбции капелек межклеточной жидкости венозными петлями капилляров. Эти фундаментальные процессы всей патологии применимы как к кишечным заболеваниям (кровоизлияния в кишечнике, диарея, кишечная геморрагия), так и к туберкулезу (кровоизлияния, кровохарканья), а также к острому нефриту (кровоизлияния, некроз почечных клубочков).

Феномены секреции и реабсорбции, которые 100 лет тому назад так правильно представил Людвиг, движения прилива и отлива нашего внутреннего океана, внутренняя питательная среда аквариума, в котором живут "клетки-рыбы", не нашли заслуженного места в медицинской клинике, остающейся "высушенной".

Согласно исследованиям Ризера (Rieser, 1949), физиологическое равновесие возможно лишь при полном обмене внеклеточной жидкости, крови и внутриклеточной жидкости, происходящем сотни раз в день. Дугал (Daugal), Хаан (Hahn) и Девези (Devesy) смогли показать, что выпиваемая вода смешивается со всей водой организма и что эта смесь выводится почками в течение 10 дней.

Гортнер (Gortner, 1930) выдвинул проблему о биологической значимости воды. Медуза, извлеченная из воды, весит 500 г, после высушивания ее масса составляет 0.45 г, т.е. менее 1 % первоначальной массы. Что же является биологически основной, фундаментальной частью медузы? Есть ли это органическая часть сухого остатка (белки, жиры, углеводы), может быть, это минеральная часть (кальций, магний, железо, медь, хлористый натрий)? Или это вода, составляющая 99.9 % массы животного? "Для меня, - говорил Гортнер, - существует единственный ответ: все одинаково необходимо, все является живой субстанцией, ее частью, называемой нами цитоплазмой" (с. 26).

Сконцентрируйте внимание только на органической части и неорганических солях - это будет попыткой воздвигнуть огромный храм без плана и без архитектора, из массы гранита, упавшей со скалы после землетрясения. Вода медузы, согласно взглядам Горт-нера, такая же живая, как белки, жиры, углеводы, и эта живая вода должна отличаться от массы воды, окружавшей живую медузу в океане.

Греческие философы считали, что удивление лежит в основе зарождения науки. Без удивления перед чудесами жизни наука становится сухой и мертвой. Чисто технические исследования, не оживленные интересом, уверенностью, что в жизненных процессах существуют необъяснимые пока тайны, не могут достигнуть ничего, кроме создания инструментов небывалой точности, замечательных аппаратов, но они никогда не разрешат проблемы жизни.
54_all
ЖИЗНЬ ДЕРЕВА
В жизни дерева корни и ствол являются основными частями. Можно отрезать ветви, плоды, цветки - дерево восстановит их, как ящерица свой хвост. Повредите корень - дерево умрет; пораньте ствол, дерево заболеет. Ствол и корень - это жизненная ось дерева. Ствол - это продолжение корней, вышедших из-под почвы и окрепших для завершения роста. Крепость ствола, его готическая тенденция, его тяготение к небу (рост вверх) были бы невозможны без вечной прикованности к земле.

Физиологическое единство (ствол, корень), бесчисленные канальцы с их избирательной абсорбцией, с их способностью поднимать воду от корней до самых высоких верхушек деревьев, является не только симбиозом, но и изумительной синергией с почвой и ее ингредиентами. Земля с заключенными в ней резервами воды, минеральных солей, микробов формирует и питает дерево. Растения питают и трансформируют землю. Жизненный поток течет снизу вверх и сверху вниз.

Самый важный процесс, основа всей жизни на Земле, может быть выражен очень простой формулой: С02+НгО+674 кал = СбНпОб (глюкоза). Производство сахара осуществляется на самой огромной химической фабрике, имеющей филиалы везде, где только есть растения. Годовое производство этой вегетативной фабрики равняется 35 млрд т альбумина, жиров, сахара и клетчатки. Эта фабрика - листья деревьев и каждая зеленая частичка любого растения.

Уже 200 лет ученые пытаются проникнуть в секретный механизм этой фабрики. Биохимия, агрохимия стремятся расшифровать этот таинственный феномен. Как обычно, биохимия торопится установить природу первичной материи, количество и качество изготовленного продукта. Однако тонкие внутренние процессы превращения сырья в законченную продукцию остаются неизвестными, как и каждый интимный механизм в живом организме.

Чтобы изготовить автомобиль, необходимы уголв, сталь, резина, но надо также вооружиться творческой мыслью, которая измеряет, чертит, расплавляет, сваривает, полирует детали в точно соразмерных пропорциях. Однако сами по себе уголь, сталь и резина никогда не дадут возможности сконструировать форд или грузовик. Посредником между сталью и фордом является творческая мысль. Так же творческая мысль превращает углекислоту в воду, солнечную энергию в сахар, белки и растительные жиры, и она не может быть заменена никакими лабораторными приборами...

Корни поглощают воду из земли и гонят ее в ту же химическую лабораторию - лист. Проникая в лист, углекислота и вода молниеносно исчезают и на их месте появляется сахар. Углекислота и вода очень бедны энергией, углевод же является огромным ее источником.

Где берет начало, откуда появляется энергия углевода? 674 кал принесены солнечными лучами. Фотосинтез фиксирует солнечную энергию в молекулах воды и углекислоты. Молекулы углерода, кислорода и водорода создают клетку-западню для накопления плененной солнечной энергии. Смешайте воду и углекислоту в пропорции, соответствующей той, которая находится в листе, поставьте эту воду, насыщенную С02, на самое жаркое южное солнце - вы не получите ни грамма сахара.

В 1862 г. немецкий ботаник Сакс (Sachs) открыл, что фотосинтез в листе становится возможным благодаря присутствию в нем крошечных зерен хлорофилла, зеленого пигмента листа. Частички хлорофилла размером 0.003 и 0.01 мм являются инструментами и аппаратами лаборатории, в которой осуществляются превращения солнечной энергии, световых лучей в солидные молекулы углевода. Ультрамикроскоп показал, что зерна хлорофилла (хлоропласты) состоят из аморфной субстанции и пигментированных гранул. В них находят фермент, необходимый для использования света. Он превращает воду в кислород и водород, высвобожденный водород присоединяется к углекислому газу, кислород испаряется в воздух.

На каждом химическом заводе, в каждом индустриальном предприятии администраторов заботит проблема эффективности технологических процессов. Полезное использование лучших машин не превышает 24 % затраченной энергии. А фабрика-лист, как показал Варбург (Warburg), используя 674 кал света, поставляет 83 % полученной энергии.

Для соединения и фиксации одной молекулы, образованной из углерода, кислорода и водорода, нужно три кванта света. Для определенной массы сахарозы световая энергия приносит лишь 42 000 кал, этого количества недостаточно. Нужно 112 000 кал. Изучая биохимию зеленой одноклеточной водоросли - хлореллы, Варбург установил, что недостающие 70 000 кал предоставляются резервами химической энергии плантикулы. Эти 70 000 кал после образования молекулы углевода высвобождаются и возвращаются на склады резервов химической энергии, в клетку. Работы Варбурга - чудеса упорства, выдержки в его наблюдениях. Но какое же чудо являет собой синергия Солнца с крошечным одноклеточным растением.

Но это еще не все. Фотосинтез представляет собой две реакции: первая во время экспозиции на солнце, вторая - в тени. Микроманометром измерено давление высвобожденного из водоросли (хлореллы) кислорода во время ее нахождения в тени. Установлено, что во время освещения растение освобождает свободный кислород. Когда прекращается подача света и растеньице помещается в тени, высвобожденный кислород снова поглощается им. Растение дышит с рассчитанной экономией: оно поглощает точно 2/3 кислорода для своего дыхания, 1 /3 откладывается в резерв.

Варбургу удалось изучить не только дыхание клетки, но также происхождение клеточной усталости, это клеточная аноксемия. Помещая водоросль на свет, ее одновременно лишают кислорода -o фотосинтез остановлен. Производство высвобожденного из воды кислорода прекращается, энергетические резервы клетки утомлены. Чтобы оживить асфиксированную клетку, чтобы восстановить фотосинтез, надо в течение 10 мин подавать кислород в клетку извне. Фотосинтез невозможен без дыхания клетки.

Американские исследователи обнаружили, что во время фотосинтеза хлорофилл фиксирует молекулу водорода и молекулу никотиновой кислоты. Во второй фазе никотиновая кислота присоединяет молекулу водорода к молекуле углевода, и эта неутомимая кислота опять готова фиксировать и отдавать водород. Фиксация водорода кислотой - это гидратация, высвобождение водорода - это дегидратация. Гидратация и дегидратация - это непрерывный ритм маятника жизни, угаданный уже Гераклитом.

В лаборатории Варбурга показана также роль различных световых лучей в фотосинтезе. Для осуществления фотосинтеза необходимо присутствие сине-зеленых лучей, которые являются не только активаторами, катализаторами других лучей, но также катализаторами клеточной жизни. Физико-химическая цепь между гранами хлорофилла и сине-зелеными лучами объясняется следующим образом. Хлорофилл содержит желтые частички - каротиноиды, которые абсорбируют сине-зеленые лучи. Надо заметить, что пурпур ретины человека также содержит зерна каротиноидов. Пурпур ретины утомляется без кислорода, как хлорофилл, и, так же как хлорофилл, оживляется после активного притока кислорода. Глаз, как и лист, должен быть снабжен кислородом.

Разветвление кровеносных сосудов, бронхиол, нервов воспроизводит геометрическую структуру дерева. Мы наблюдаем один и тот же план архитектурной структуры для дерева и животного. Существует ли какая-либо философская материалистическая система, которая могла бы объяснить это геометрическое структурное единство, если отказаться от идеи Единого плана Архитектора?

Если распределение артерий, вен, бронхов, нервов сохраняет рисунок разветвления дерева, то картина капиллярных и лимфатических сосудов напоминает своеобразную геометрическую мелодию корневидной сети. Как корни растений углубляются в благодатную, плодородную почву, высасывают из нее, абсорбируют и, вопреки закону гравитации, транспортируют жизнетворные питательные субстанции, так же и кровеносные и лимфатические капилляры, углубляясь в ворсинки кишечника, абсорбируют и транспортируют инертные, химически хорошо определенные субстанции и мгновенно (молниеносно!) с неуловимой и невидимой быстротой трансформации превращают жиры, белки, углеводы, минеральные соли в дыхание, движение, работу, голос, пение, мысли и торжество искусства, религиозное удивление.
55_all
РАЗНООБРАЗИЕ ВИДОВ И ОГРАНИЧЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО ХИМИЧЕСКИХ СУБСТАНЦИЙ В ЖИВОМ ОРГАНИЗМЕ

Число различных форм космической энергии очень ограничено: световая и тепловая энергия, электричество, магнетизм, гравитация, химическое сродство, радиоактивность и, наконец, жизненная энергия, которая видоизменяется во всех формах космической энергии.

Число химических элементов, составляющих живой организм (азот, кислород, водород, углерод, сера и т.д.), равняется 16, в 2 раза больше числа космических форм энергии.

Число же живущих на нашей планете видов огромно. Вегетативный мир представляет собой почти неисчислимую цепь вариаций в структуре, цвете, запахе, продолжительности жизни, в адаптации к климату, сопротивляемости; есть растения, покорно меняющие свою ориентацию, сгибающиеся и поворачивающиеся, чтобы поймать солнечный луч.

В животном мире число вариаций в каждом виде и число видов меньше, чем в растительном мире. Но и тут их число потрясающее. Жаль, что не существует статистики по всем живым видам, собранным воедино ботаниками, энтомологами, орнитологами, ихтиологами и зоологами. Возникает проблема: как, какой силой создаются миллионы комбинаций 16 химических элементов при содействии крошечных частичек каких-то минеральных субстанций?

Сравните эти два порядка феноменов: 8 форм космической энергии, 16 химических элементов и миллионы живых видов. Математическая пропорция между очень скромным числом химических составляющих живого организма и огромным числом живых существ остается абсолютно непонятной, непостижимой, немыслимой, если не допустить гипотезу о существовании особой формы космической энергии, которая постоянно создает, сохраняет, бережет, модифицирует огромное число видов в живом мире. Это потрясающее несоответствие между количеством энергетических сил, числом химических элементов, составляющих живой организм, логически и математически приводит к мысли о существовании особой формы жизненной энергии, которая организует бесчисленные вариации миллионов видов.

Астрофизики допускают, что во Вселенной существует огромная неизмеримая нематериальная пустота, в которой находятся островки конденсаций, звезды. Быть может, эта огромная пустота, это пустынное, загадочное и пугающее пространство прячет в своих глубинах огромную силу созидания неисчислимых видов, структур, цветов, симфоний жизни.

56_all
КЛЕТКА
Питательные и пластические вещества клетка берет из внеклеточных жидкостей. Часть этих субстанций она превращает в живую материю, другую часть - во временно инертную материю, накапливает резерв. Наружу она выбрасывает отходы своей жизнедеятельности.

Клетка - это колыбель и источник различных энергетических проявлений. Она дышит, переваривает, выбрасывает продукты распада, она размножается. С момента рождения в ней осуществляется обмен с внеклеточными жидкостями, превращение продуктов обмена, микровспышки на основе клеточного метаболизма, а также непрекращающийся поток энергетических квантов.

Обмен между внутри- и внеклеточными жидкостями возможен лишь при проницаемости клетки, если барьер между клеткой и внеклеточной жидкостью, т.е. клеточная мембрана, проницаем в двух направлениях: для доступа питательных веществ и для выведения продуктов распада.

Каждая клетка обязана поставлять во все ткани и внеклеточные жидкости в непрерывном и заданном ритме специфические субстанции (адреналин, пепсин, тирозин, АКТГ и др.), необходимые для содружественной деятельности на благо всего организма, удивительно закономерной по заданной программе взаимосвязи между клетками, кровью, лимфой и содержимым внеклеточных жидкостей.

Эта синергия между каждой клеткой и организмом в целом возможна и мыслима только в том случае, если каждая клетка согласна обслуживать своих клеточных сестер, если каждая клетка охвачена желанием, врожденной, неослабеваемсй волей обслуживать клеточный коллектив, весь организм, вплоть до пожертвования своей собственной жизнью; если каждая клетка обладает своей микродушой, своей клеточной микроволей, своим инстинктом солидарности, гражданственностью.

Жизнь клеток управляется глубокой этикой, добросовестностью, служением клеточному коллективу. Клетка прибегает на помощь любому угрожаемому участку организма, орошает поврежденные участки, штопает, зашивает пораненные места. Даже ионы, заряженные электричеством, выстраиваются в заданных порядках единения для сохранения кислотного равновесия.

Могла ли бы существовать Вселенная, если бы каждая планета не приняла своего астрономического курса, свою орбиту?

Вариации клеточной проницаемости. Молодые клетки обладают большей проницаемостью, чем стареющие клетки. Клеточная проницаемость уменьшается в кислой среде и увеличивается в щелочной. Совокупность механизмов проницаемости клетки остается загадкой.

В почках осмотическое давление в клубочках равняется 6 атм., в извитых канальцах - 21 атм., и тем не менее мочевина при концентрации в крови, равной 0.25-0.36 г/л, всегда проходит в мочу с концентрацией, почти в 100 раз большей - 20 г/'л. В кишечнике раствор глюкозы, даже очень насыщенный, поступает в кровь только в концентрации от 1 до 1.2 г/л.

Утверждение Гераклита "все течет" включает также и движение между различными частями цитоплазмы. Каждый болезненный случай сопровождается застоем, замедлением или прекращением движения внутреннего океана жидкостей. В каждом случае первым действием врача должно быть восстановление нормального потока.

Сухая кожа, холодные руки и ноги, акроцианоз, бледность или покраснение лица, окраска нёба так же существенны и важны, как диагностика тетануса, пневмонии, инфаркта миокарда, дифтерии.

Если вы войдете в помещение, отравленное газом, первым вашим побуждением будет желание широко распахнуть окно. Открывайте же закупоренные капилляры у каждого больного, увеличивайте его дыхательные возможности (без бронхоскопии или трахеотомии). Восстановите проходимость протоков, снабдите кислородом - организм сам довершит остальное.

Быть может, стресс, шок травматический, токсический или моральный имеет две первопричины. Первая - Инешняя, вторая - бесчисленные вспышки клеток, высвобождение, взрыв осмотического давления, осмотическая буря, энзиматический ураган.

Если осмотическое давление в клетке больше, чем в окружающей среде, клетка поглощает воду путем осмоса и становится вздутой. Это гипертоническая клетка по отношению к окружающей ее среде. Если осмотическое давление в клетке ниже ее окружения, клетка отдает путем осмоса воду, клетка гипотонична по отношению к среде. Если давление в клетке и в омывающей ее среде одинаково, говорят об изотонии, не происходит никакого обмена жидкостями. Отсутствие обмена между клетками и окружающей средой, изотоническое равновесие, это - смерть клеток.

Жизнь - это состояние неравновесия, всегда то приближающееся к абсолютному равновесию, то удаляющееся от демаркационной линии между жизнью и смертью.

Многие растения аккумулируют некоторые субстанции в количестве, превышающем норму по отношению к окружающей среде: .одноклеточная морская водоросль Valonia (Бермудские острова) содержит калия в 43 раза больше, чем морская вода. Клетка выполняет настоящую осмотическую работу, которая равнялась бы 10 кг на 1 кг водоросли в час.

Задерживание клеткой некоторых субстанций, способность аккумулировать резервы этих веществ, способность защитить их от действий физико-химических законов, относится к области, которую Клод Бернар назвал "жизненным порядком", а Кэннон - термином "мудрость организма".

Главный фактор контакта при осмосе обязан притяжению Н и ОН". В кислой среде мембраны фиксируют ионы Н и приобретают положительный электрический заряд. В щелочной среде они фиксируют ионы ОН" и заряжаются отрицательно. В результате возникает поляризация мембран, разница потенциалов между двумя жидкостями, разобщенными перегородкой (жидкости внутри- и внеклеточной). Возникает поток электронов, электромоторной силы фильтрации, поддерживающей осмос. И вот в каждой клетке имеется гидроэлектрическая микроцентраль.

В свете такой трактовки обменов между клетками и межклеточными жидкостями начинаешь понимать, как варварски грубы диагностические и терапевтические приемы современной медицины. Как далеки они от деонтологического уважения жизни клеток, которая и есть субстрат и движущая сила истинной человеческой жизни.

Каждый жест медицинской диагностики, каждая терапевтическая санкция должны избегать всего, что осложняет, ранит, всего, что затрудняет, дезорганизует жизнь клеток. Скопии, внутривенные вливания, излишек токсических медикаментов, автоматизм предупредительных вакцинаций, снобизм последних фармакологических новшеств должны быть отброшены навсегда.

Активируйте великие функции организма: дыхание и снабжение кислородом, оживите циркуляцию капилляров, освобождайте организм от метаболитных отходов. Не стесняйтесь работать как прачка, как честный добросовестный слесарь, прочищающий водосток. Будьте просты и скромны. Никогда не забывайте, что организм в целом и каждая клетка в отдельности мудрее и умнее всех академий мира. Уважайте жизнь и оставайтесь всегда ее страстным верным служителем.
57_all
ВНУТРИКЛЕТОЧНАЯ ВОДА
Внутриклеточная вода представляется в трех видах:

1) структурная, связанная вода, являющаяся частью постоянно меняющихся изолированных молекул;

2) всасываемая вода цитоплазматических коллоидов (см. "Губчатое строение органов");

3) свободная жидкость, циркулирующая в промежутках живой материи.

Связанная вода обладает свойствами, отличающимися от обычной воды. Ее фиксация в клеточных мицеллах исключительно сильна и потому полное обезвоживание живых мицелл невозможно. Она замерзает при температуре воздуха 0°С. Обезвоженная цитоплазма, сохраняющая только связанную воду, выдерживает очень низкие температуры.

Вода - это жизненная основа клеточной физиологии. Вне клетки, за ее пределами, жизнь порождают световые волны Солнца; внутри клетки - это связанная вода, солидарная с мицеллами цитоплазмы, охраняет и защищает жизнь. Мы можем наблюдать, можем восторгаться этими связями различных видов воды с мицеллами цитоплазмы; физико-химические законы безмолвствуют, а умы, чьи нейроны сохраняют связанную воду, вынуждены допустить замечательную плановую закономерность.

Внутриклеточное вращение - ротация. Общее содержимое клеточного ядра при нормальных условиях совершает круговращение, полный оборот происходит в несколько секунд или несколько минут. Механизм этого вращения и его функциональное значение неизвестны (Pomerat, 1953; Policard, Baude, 1958). В эритроците человека, который, созревая, теряет свое ядро, наблюдается ротация молекул гемоглобина. Раздавленные неимоверным количеством новых наблюдений, выдающиеся гистологи не имели возможности остановиться на феномене ротации.

Попробуйте вместе с нами пересмотреть значение вращения ядра клетки и молекул гемоглобина и вы без особых усилий убедитесь, что эти вращения имеют большое, даже, можно сказать, исключительное значение в механической энергии клетки, представляя собой маленькую турбину, способную, по-видимому, преобразовать феномен механический в феномен электрический. А то же время ротация эндоклеточной турбины обеспечивает бесперебойное перемешивание цитоплазмы.

Губчатое состояние органов. Губка - самый элементарный вид беспозвоночных животных. Возможно, она представляет собой один из первых эскизов плана конечной эволюции. И действительно, так же как губка, каждая молекула цитоплазмы в организме живого существа, каждая белковая цепь, каждая клетка, ткань, орган всегда и везде сохраняют способность абсорбировать воду из растворов различной концентрации. Эта способность впитываемое™, губчатости, унаследованная нами, быть может, от нашей прабабки-губки, играет очень важную роль в нашем водном хозяйстве, в нашем гуморальном равновесии. Когда клетка лишена возможности регулировать свое водное равновесие из-за отсутствия губчатости, она заболевает, твердеет и, если это состояние длится определенное время, умирает.

Биологи предполагают, что степень вязкости цитоплазмы непрерывно колеблется. Когда степень гидратации повышена, движение субмикроскопических частичек свободно, это состояние называют "золь". Когда при гипогидратации повышается вязкость цитоплазмы, движение микрочастичек затруднено, это состояние называют "гель". Живая цитоплазма непрерывно переходит из состояния геля в состояние золя, и обратно. Как ни парадоксально, но именно эта непрекращающаяся неустойчивость физического состояния является основой стабильности жизненных процессов.

Внутренняя циркуляция благодаря перемешиванию цитоплазмы втягивает органические вещества с их включениями в клетку, вызывает колебания клеточных мембран и провоцирует образования псевдоподий у клеток, свободных от соединительной ткани, в лимфатических узлах и в костном мозгу. Эти гидравлические пульсации клетки могли бы занять место рядом с циркуляцией крови и лимфы.

Каждая болезнь, каждая болезненная агрессия всегда начинается с изменения гуморального состава вне- и внутриклеточных жидкостей. Количественно жидкости составляют более 70 % массы человеческого тела, качественно их состав является первостепенным фактором во всех физиологических процессах; роль антигенов и антител второстепенна.

Когда жидкости (кровь, лимфа, внеклеточная жидкость) сохраняют кислотное равновесие, каждая агрессивная субстанция подвергается окислению и распаду, фагоцитируется лейкоцитами и гистиоцитами, элиминируется лимфатической системой, фиксируется и переваривается ретикулоэндотелиальной системой.

Нельзя достигнуть полного восстановления при лечении серьезных заболеваний, считающихся неизлечимыми, если не применять гуморальную терапию.

Сколько отсталых в физическом и умственном развитии детей можно было бы вернуть к нормальной жизни, сколько случаев артериитов, упорных кожных заболеваний, последствий мозговых кровоизлияний может быть излечено с помощью гуморальной терапии.

Современная медицина составила каталог болезненных расстройств. Установлено две категории. С одной стороны, болезни и их болезненные признаки - враждебная армия, с другой - армия защиты, фармакодинамическая армия. Это метод, противоречащий физиологии. Если выздоравливают якобы с помощью химиотерапии (блокирующей защитные силы организма), то это значит, что пребывание в постели, диета и отдых смягчают, ослабляют болезненные признаки, но они редко восстанавливают настоящее физиологическое равновесие.
58_all
ФАГОЦИТОЗ
Клетки не только способны образовывать псевдоподии, сжимаясь, они выделяют обволакивающие пластинки для фиксации чужеродных частичек, таких как частички пыли, микробы, остатки мертвых, дегенерированных клеток.

Тот факт, что лейкоциты и другие подвижные фагоцитарные клетки притягиваются элементами, которые они должны разрушить, является отправной точкой доктрины Мечникова. Это притяжение было полностью подтверждено большинством биологов; это - хими-отаксис. Каждое химическое раздражение провоцирует моторную реакцию фагоцитов, заданное перемещение. Эти моторные действия, следующие за раздражением, называются тропизмом (для всего организма) или таксисом (для изолированной клетки).

Вам предлагаются неоспоримые факты, но интерпретация чувствительности фагоцитарной клетки не представляет собой даже логической гипотезы. Если не находишься в состоянии наркотизации такими терминами, как "таксис" и "тропизм", если серьезно продумать этапы фагоцитоза, то можно прийти к следующим заключениям.

1) Клетки способна принимать сигнализацию от чужеродной частички; клетка обладает механизмом, похожим на радарный приемник.

2) Клетка способна выпускать из себя обволакивающую пластинку и вводить ее вместе с чужеродной частицей внутрь себя.

3) Клетка отдает себе отчет в степени опасности, возникающей от присутствия активных патогенных частичек.

4) Клетка обладает способностью спланировать и организовать защиту.

5) Фагоцитарная клетка наделена безоговорочной гражданственностью, когда, атакуя болезнетворный микроб, она жертвует собственной жизнью.

6) Клетка думает, соображает и действует, она обладает психизмом.

Проникновение жертвы внутрь клетки связано с сокращением тела клетки. Это плазматические потоки затягивают фагоцитированные частички и приводят их в контакт с пищеварительными внутриклеточными образованиями.

Среди фагоцитарных клеток решающая роль должна быть отведена гистиоцитам; их число гораздо больше, чем число лейкоцитов. Гистиоциты являются наиболее активными клетками соединительной ткани и основным элементом ретикулоэндотелиальной системы. Когда количество и активность лейкоцитов падают, тогда гистиоциты нападают на вредоносные частицы и пытаются их элиминировать. Это вторая линия обороны, пополняющая поредевшие ряды первой линии.

Без постоянного фагоцитоза возобновление эритроцитов было бы немыслимо. Эритроциты обладают небольшим сроком жизни: от 42 до более чем 100 дней.

Для равномерной доставки кислорода всем тканям и органам надо, чтобы число зрелых эритроцитов, выброшенных в ток крови, точно соответствовало бы числу состарившихся эритроцитов, утомленных, которые должны быть разрушены в селезенке, в печени и в кровеносных сосудах в эквивалентнрм ритме. Если же равновесие между этими двумя величинами нарушено, кровеносные сосуды окажутся перегруженными трупами красных шариков, разложение которых выбросило бы в кровь токсичные протеиновые цепочки. Конечная дислокация обеспечивается гемолизом и фагоцитозом; эритроцит может быть фагоцитирован гистиоцитами, которые своими цитоп-лазматическими выбросами окружают эритроцит и переносят его в глубину цитоплазмы.

Микрокинематография показала, как эритроцит преследуется лейкоцитом; это - явная демонстрация клеточного психизма: лейкоцит должен ускорять свое движение, должен быть осведомлен о присутствии эритроцита, приклеиться к нему, забрать его в свою цитоплазму, чтобы переварить его и затем освободиться от продуктов распада мертвой клетки.

Между лимфатическими и кровеносными капиллярами находится соединительная ткань, богатая гистиоцитами, всегда готовыми войти в лимфу и в кровь, когда различные вредоносные частицы проникают в ток крови. Гистиоциты постоянно задерживают их, очищая кровеносные и лимфатические капилляры.

В печени клетки Купфера представляют собой часть клеток ретикулоэндотелиальной системы, которая находится во всех участках организма, подвергаемых патогенным влияниям. Могущество самозащиты организма неиссякаемо!

59_all
ПОВЕРХНОСТИ И ПРОСТРАНСТВА
Электронный микроскоп показал, что в огромном большинстве клеток имеется очень узкое пространство между мембранами соприкасающихся клеток. По этим межклеточным пространствам внеклеточные жидкости орошают, питают цитоплазму клеток и уносят клеточные метаболиты. Обмен веществ между содержимым клетки и внеклеточным морем облегчается активными волнообразными или пульсирующими движениями клеточных мембран.

Поверхность клетки не неподвижна. На ней образуются вздутия и вмятины. Известна складчатость земли, образующая горные цепи и опускания почвы. Такие же изменения наблюдаются на поверхности клетки. Во время изменения объема органов происходит сжатие коллоидов клетки, что является источников энергии, которым не следует пренебрегать в общей экономике организма.

Представьте себе патофизилогические эффекты, происходящие при изменении температуры или ритмов давления поверхностей нашего организма. Высвобождение поверхностей и сверхсжатых пространств могло бы спровоцировать локальную вспышку, которая для данного ущемленного участка представляет катастрофу. Легко понять трансформацию невинного брюшного метеоризма в ужасную кишечную закупорку. Каждый пароксизм даже слабого кашля, каждое усиление чихания представляет для человеческого организма такой же феномен, как извержение вулкана в каком-то участке нашей планеты.

Электронная микроскопия позволяет предположить наличие специального приспособления в цитоплазме, способного моментально породить клеточный микровзрыв. Струя воздуха, выброшенная кашлем через дыхательные пути, может достичь в голосовой щели скорости, равной 110 м/с, т.е. 6.6 км/мин или 390 км/ч. Скорость циклона, штормового ветра едва ли достигает одной трети взрывной скорости кашля (130-140 км/ч).

Моментальное ускорение движения воздуха, спровоцированное кашлем, можно рассматривать как взрыв (вспышку), порожденный декомпрессией сверхконденсированных, сверхсжатых поверхностей с резким высвобождением плененного давления. Гистологии уже давно известно, что молекулам свойственны огромные скорости, равные скорости пули из ружья. Но без наличия природы взрывов в нашем организме мысль-вспышка, взрыв сознания были бы немыслимы. В какой-то день динамическое пламя превращается в пепел. Наступает смерть.

Цена, уплаченная за разрешение вкусить жизнь, даже очень ограниченной продолжительности, не так уж велика.

А теперь некоторые иллюстрации в цифрах и геометрических задачах.

Во время новообразования костной ткани у плода, при восстановлении кости после перелома электронный микроскоп показывает, что изменения ориентации полисахаридов, составляющих соединительную ткань, происходит в строго заданном порядке.

Молекулы, создавая клетки и нити соединительной ткани и меняя свой геометрический порядок, освобождают место минеральным кристаллам фосфата кальция и карбоната кальция. Микрокристаллы, заполняющие эти пространства, вежливо предоставленные молекулами полисахаридов, вытягиваются в иглы от 30 до 400 мкм (одна миллионная доля миллиметра) в толщину и приблизительно 2000 мкм в длину. Эти микрокристаллы имеют поверхность в 130 м на 1 г развернутой поверхности.

Костная ткань - это минеральный резерв, к которому организм обращается каждый раз, когда требуется компенсировать потери в кальции. Господа ревматологи со своими рентгеновскими снимками не снисходят к тому, чтобы заняться метаболизмом кальция и поверхностью минеральных субстанций, сохраняющих интимный контакт с межклеточными жидкостями.

Поверхность тонкого кишечника усеяна цитоплазматическими ворсинками типа псевдоподий, прижатыми одна к другой. Их совокупность образует огромную щеткообразную кайму. Длина ворсинки от 2 до 5 мкм, диаметр - 1 мкм. Предполагая, что поверхность тонкого кишечника равна 43 м , его общая всасывающая поверхность должна равняться 602 м .

Учитывая роль, которую играют ворсинки щеточной каймы поверхности тонкого кишечника, учитывая их хрупкость, легко понять, насколько недопустимы и пагубны ампутации двух третей желудка, подвергающие тонкие хрупкие ворсинки кишечника травматизиру-ющему шоку пищи, недостаточно переваренной желудком, лишенным своей целостности.

В почечном нефроне классическая гистология установила существование четырех какальцевых сегментов. Электронная микроскопия нашла в одном лишь проксимальном сегменте огромное количество ворсинок, соприкасающихся с внеклеточной средой. Щетковид-ный бордюр (кайма) состоит из цитоплазматических волокон одинаковой длины, расположенных параллельно, как ворс щетки. У человека проксимальный сегмент нефрона имеет в длину около 14 мм. Общая поверхность, покрытая ворсинками этого проксимального сегмента, приблизительно равна 20 мм .

Если в двух почках взрослого человека имеется 2 млн нефронов, то общая поверхность обмена на ворсинках от 40 до 50 млн мм , т.е. от 40 до 50 м .

Под влиянием некоторых анормальных условий ворсинки канальца могут подвергаться различным изменениям. В случае патологии ворсинки кажутся спаянными одна с другой. Они могут стать твердыми.

Представьте себе небольшое поле в 50 м, усеянное колючками, собранными затем и туго сжатыми на поверхности в 14 мм . Эта картина трудно воспринимается нашим бедным умом, тем не менее это одна из миллионов-миллиардов чудесной действительности, управляющей нашей жизнью.

Когда масса вещества сверхконденсирована на пространстве, законно предположить, что давление сжатой субстанции испытывает чудовищную нагрузку.

В печени щеточный бордюр (кайма) заменен псевдоподиями, возникающими на эндотелиальных клетках капилляров. Эти псевдоподии представляют собою как бы цитоплазматическую губку. Эндотелиальные клетки капилляров печени не соединены между собой, они разделяются очень тоненькими межклеточными пространствами, позволяющими плазме крови проходить из капилляров в межклеточные пространства. Поверхность обмена между печеночными клетками, с одной стороны, и эндотелиальными клетками кровеносных и лимфатических капилляров печени, с другой стороны, благодаря расположению бесчисленных псевдоподий необыкновенно увеличена.

Объем крови, проходящей через печень за один час, равняется 100 л. (Если вы кладете грелку на область печени на час, вы согреваете 100 л крови).

Поверхность эндотелиальных клеток всех кровеносных капилляров у взрослого человека равна 7300 м , общее количество крови и лимфы - 7.3 л.

Мерцательные реснички, мерцательные края - все эти элементы, поддерживающие беспрестанную вибрацию в обоих царствах - животном и растительном, созданы и организованы по единому и идентичному плану инфрамикроскопической структуры. Волнообразные вибрации регулируют потоки внутриклеточных и внеклеточных жидкостей, провоцируя движение и перемещение частичек. Такой же феномен обнаруживается в волнообразных движениях мембран. Последние своими колебаниями напоминают световые лучи.

Из этих наблюдений, проведенных с исключительной точностью, выявляется идентичность геометрической формы между световыми волнами и колебательными волнами мерцательных устройств живого организма. Фотосинтез в листе есть первопричина бесконечных колебаний в растительном и животном царствах.

Многочисленные исследования с помощью электронного микроскопа подтверждают плановую предопределенность во всех областях вселенной: в царстве животном, растительном, минералов, в небе и в крошечной клеточке, представляющей микромир со структурами микрогеологическими, микроастрономическими, оживленный неоспоримым психизмом клетки.

Трахеобронхиальные слизистые оболочки бронхов, трахеи и носа снабжены многочисленными ресничками с удивительной способностью координации их движений. Эта координация не зависит от нервной системы, но находится исключительно в цитоплазме клетки, носительницы реснички. Вызовите раздражение слизистой носа, вы спровоцируете чихание. Если клетки носа отвечают несколькими взрывными вибрациями без вмешательства нервных элементов, то с трудом можно отказаться от нашей гипотезы микровзрывов.

Увеличение загрязнения атмосферы дымом, копотью, ядовитыми выделениями газов от бесчисленных машин делает воздух непригодным для дыхания, порождает паралич мерцательных движений в слизистых оболочках носа, гортани, трахеи, бронхов и бронхиол.

eXTReMe Tracker