|
Share

«Книга А. Онегова резко выделяется из всей литературы о лекарственных растениях своим удивительно чутким и любовным отношением к родной природе, идет ли речь о малозаметной травке или о воспетой многими поэтами русской березке.

Вместе с тем читатель найдет в книге совершенно конкретные указания, в каких случаях применять то или иное растение, как приготовить отвар или настой из трав, корней и семян и как их принимать, а также как на своем огороде или садовом участке вырастить нужное природное лекарство.
Книга рассчитана на широкий круг читателей».

ПОЧЕМУ  Я   РЕШИЛСЯ  НАПИСАТЬ  ЭТУ  КНИГУ...

Я не врач и не потомственный травник, которому достались бы семейные секреты. Я всего-навсего натуралист или, как еще говорят, естествоиспытатель, то есть для меня исследовать, изучать природу — это и жизнь, и работа. И конечно, в своей дороге испытателя природы я никак не мог обойти травы. К тому же и полный курс ботаники, который я прослушал и успешно сдал на биолого-почвенном факультете Московского государственного  университета (МГУ), позволял мне более или менее грамотно общаться с растительным миром. Но первые мои дороги писателя-натуралиста чаще вели меня к рыбам, к птицам, и травы были для меня в то время лишь необходимым элементом моих фенологических наблюдений... Вспомните первые весенние цветы, без которых нет никакого календаря природы. А цветущий луг, открывающий собой первые страницы лета?.. И в то время я совсем неплохо знал жизнь трав, но только тех, которые помогали мне перелистывать календарь жизни. В то время я был вполне здоровым человеком, а потому особо и не задумывался о целительной силе растений, окружающих нас. Да и обстановка в то время была такова, что после чудесных книг профессора Верзилина («По следам Робинзона»...), после возросшего внимания к лекарственным растениям во время войны и в первые послевоенные годы, травы-целители стали забываться, и люди принялись молиться только одной химии. В то время новых книг по лекарственным травам почти не выходило, а если изредка и выходили, то в них рассказывалось только о тех травах, которые признавала наша тогдашняя официальная медицина.
А что такое признание официальной медициной лекарственных растений? Для этого из растения надо было выделить вещество (так называемое активное начало), которое и обладало теми или иными способностями к врачеванию. Если же из растения ничего подобного извлечь не удавалось, такое растение и не утверждалось в качестве лечебного сырья.

Конечно, здесь допускалась ошибка. Во-первых, на поиски таинственного целебного начала порой уходило очень много времени, и  все это время травка, давно известная в народе, давно спасавшая людей, лишалась напрочь права нести свою добрую службу. А если в течение какого-то срока активное вещество вообще не обнаруживалось, то такому растению путь к больным людям запрещался... Во-вторых, целебные растения содержат в себе очень много разных веществ и судить о силе растения (о его целительных способностях) по одному какому-то веществу неверно. К тому же все вещества в растении в сумме могут действовать на человека совсем иначе, чем одно какое-то вещество, выделенное из растения химическим путем. Так мы и теряли очень многое, чем давно был готов поделиться с людьми растительный мир.
Конечно, те, ставшие очень редкими травники-старатели, что еще жили на нашей земле, к официальной медицине не прислушивались и продолжали свое дело прежним путем. Но, увы, врачевали они большей частью только себя да своих близких, боясь, что их деятельность станет известной властям — такое самодеятельное врачевание травами считалось в то время знахарством, преступлением и подлежало наказанию... Так и хоронили мы общими усилиями наш здоровый народный опыт...
Откуда же в то время было взяться книгам о народной медицине? Вот и жили мы очень долго в темноте, открещиваясь от своей собственной умной истории...
Не знаю, когда наконец состоялась бы моя добрая встреча с лекарственными растениями, если бы не беда... После довольно трудной работы пришлось мне обратиться к врачам, а врачи указали мне на те болезни, которые я и сам в первую очередь должен был ожидать... Со стороны матери почти все мои родственники «отличались» слабым желудком и почти всем им пришлось пройти через операционный стол. Исключение тут, пожалуй, составляла только моя мама, которая победила свою язвенную болезнь строгой диетой, березовой чагой и картофелем. Оказалось, что у моих родственников была не только склонность к болезням желудка, но были и знания, как эти болезни если и не вылечить совсем, то, по крайней мере, усмирить, успокоить. Занявшись своей генеалогией, обнаружил я у своих предков и такую черту, как внимание, заботу о природе. Услышал я как-то рассказ и о том, что дед моей матери, мой прадед, очень любил зверобой, нравилась ему эта бодрая, веселая травка, верил он зверобою и постоянно подлечивал им себя, сам готовил разные настойки на этой траве, но вместе с тем постоянно и расселял это растение. Где бы он ни бывал, достаточно было ему увидеть отцветающие головки зверобоя, как семена этого растения оказывались в кармане у моего прадеда, а потом уже где-то в другом месте, где зверобой еще не рос, эти семена доверялись земле, чтобы и здесь, на новом месте, поднялась, загорелась золотыми огоньками чудесная травка. И увлечение вот таким расселением целебного растения у моего прадеда было столь велико, что постоянно в карманах его одежды (и рабочей, и парадной) находились семена зверобоя.
Этот рассказ меня, честное слово, хоть и очень порадовал (порадовался я, что в роду у меня было внимание к окружающему миру), но не удивил, ибо слышал я уже подобный рассказ о татарах, живших в Крыму, для которых повседневным делом-заботой была прививка культурных сортов плодовых деревьев к дичкам, повсюду росшим в горах Крыма. И забота этих удивительных людей о природе, старание превратить свои горные леса в сказочный сад было, видимо, так велико, что, по словам очевидцев, в то время, когда в Крыму жило много татар, крымские леса очень походили на настоящий сад, выращенный человеком, — всюду путник находил вкусные плоды. И что интересно, эта прививка культурных сортов на дички никак не считалась работой — просто шел человек куда-то по делам и обязательно прихватывал с собой веточку-другую из своего сада, а встречая по пути дичок, быстра и ловко делал прививку и шел себе дальше...
Вот тут бы, когда мама поведала мне о своем исцелении той же чагой, и задуматься, и поверить сразу исключительной целебной силе растительного мира... Ан нет — то ли моя тогдашняя торопливость, то ли общая обстановка поклонения химии и современным методам медицины отвели меня от народного опыта, почти подаренного мне, но я снова и снова кланялся только официальной медицине, рекламировавшей в то время исключительно свои патентованные средства.
Увы, патентованные средства меня не выручили. Да и само лечение болезни требовало еще одного и, пожалуй, главного условия: прекратить работу и отдохнуть. Но сделать это писателю, занятому своей серьезной работой, обычно нельзя... Книга, родное слово — для меня то же, что и самое глубокое наше чувство — любовь... Скажите, как можно заставить себя не любить, не тянуться к своей любви? Также и книга, и слово, которое просится у тебя на бумагу. В то время я много работал. Да еще учтите, что работа писателя, писателя без орденов и медалей, писателя, не приближенного к тем или иным властям, писателя, который служит только своему делу, а не какой-то группе лиц, считается всегда второстепенной, книги такого писателя кочевали по издательствам обычно долгие годы, издавались в последнюю очередь и оплачивались значительно ниже других, и чтобы такой писатель смог как-то кормиться и кормить семью, ему надо было работать каждый день чуть ли не по двадцать четыре часа в сутки...
Уж не знаю, чем кончилась бы тогда вся эта история, если бы по зиме не наведался ко мне один человек, с которым я был знаком только заочно и изредка переписывался... Человек этот жил в предгорьях Алтая, держал пчел, скотину, после тяжелой болезни имел право не работать на производстве, но выглядел очень бодрым и свое настоящее состояние объяснял прежде всего «силой своих алтайских трав».
Хоть и встречал я в своей жизни достаточно людей, умевших выдавать желаемое за действительное, хоть и знал цену многим красивым словам и обещаниям, но этому человеку, «вставшему —по его словам — на ноги только силой природы Алтая», поверил я сразу и, хотя позже и ждали меня тут кое-какие разочарования, но людям, принявшим меня на Алтае и поддержавшим мое здоровье, я очень благодарен до сих пор.
Если кто-то из вас захочет поближе познакомиться с моей первой дорогой по Алтаю, то поищите в библиотеках мою книгу «В медвежьем краю» и там вы обязательно найдете небольшую повесть «Алтайский чай»... Так вот этот самый «алтайский чай», который каждый день варила для меня пожилая женщина-крестьянка Мария Усова, и стал моим самым первым чаем из трав, самым первым моим лекарством, подаренным мне живой природой.
Что входило в этот чай? Был в его составе и знаменитый золотой корень, были и корневища горного бадана, но были и самые вроде бы совсем простые наши травки: венчики душицы, листики земляники... И варила этот чай и для меня, и для себя, и для всех-всех, кто посещал тогда наше жилище, Мария Усова, дочь бывшего тамбовского крестьянина, перебравшегося сюда, к горам Алтая, во времена Столыпина. Сюда, в предгорья Алтая, и принесли русские крестьяне свои прежние знания целебные трав, растущих в центральной России (отсюда и такое уважение к травам, растущим рядом, под рукой — та же земляника, душица...). А уж к ним, заимствуя опыт коренных жителей или приобретая на новом месте свой собственный, стали прибавлять и те травы-легенды, которые до сих пор дарит людям щедрый Алтай.
Так что мне в моем пути к травам-целителям, я считаю, очень повезло — я сразу попал в святая святых народной фитотерапии, встретив уже в первой своей дороге травы-легенды, а рядом с этими легендарными травами смог оценить и подлинную ценность самых вроде бы простых, доступных почти всем, наших так называемых обычных лекарственных растений.
С Алтая я возвращался домой уже начинающим травником. Ну а коли начало было положено, коли твоя дорожка уже побежала впереди тебя, то и новые встречи на этой дорожке не заставили себя долго ждать...
Я, конечно, догадывался, как настойчиво изгонялись из народа его знания жизни, а потому и считал, что прежние знания тех же лекарственных трав у народа почти пропали, как почти пропали прежние травники-ведуны, но, к счастью, тут я ошибался, еще не представляя себе, как сильна народная наследственная память, как сильна в нас самих, городских, давно забывших сельские дороги, добрая память верной народной жизни...
Не успел я вернуться с Алтая и рассказать кое-кому, что увлекся травами, что алтайский чай основательно подлечил меня, как почти тут же познакомился с двумя московскими художниками, мужем и женой, поклонявшимися растительному миру... Это у них, на их садовом участке увидел я впервые рядом с овошами-красавцами мирно растущие сорные травы, которые по всем огородным наукам следовало бы тут же удалить с огорода — оказалось, что кто-то из так называемых сорных трав здесь, на огороде, несет полезную службу, оберегая те же овощи от вредителей и болезней... Это у них, у моих новых друзей, увидел я впервые книжечку М. А. и И М. Носалей «Лекарственные растения и способы их применения в народе» (1959 г.). Книжечку эту я тут же перефотографировал и отпечатал для себя.

А дальше к моей первой книге о лекарственных растениях добавились «Лекарственные растения в народной медицине» А П. Попова (1969 г.) и «Лекарственные растения СССР и их применение» А. Д. Туровой (1974 г.). А там все дальше и дальше — так и собралась у меня небольшая, но достаточная, видимо, для меня библиотека о целебных травах и растительном мире вообще. Так что теоретически я вроде бы и поддержал немного свое увлечение.
Но книги книгами, а опыт опытом. И тут мне опять повезло - меня ждали очень интересные встречи, а то и дружба с людьми, которые знали лекарственные травы так глубоко и самостоятельно, что я вполне мог называть этих людей настоящими травниками.

Вроде бы и следовало ожидать, что от таких людей должны были прийти ко мне какие-то особые рецепты, какие-то тайные пока травы... Я разочарую тех, кто живет надеждой на чудесные силы, что могут достаться вдруг и без труда... Главное, что осталось у меня после знакомства с настоящими травниками, — это глубокое уважение к траве (травник обычно общался с растениями, как с одухотворенными существами), знание, какие травы на каком месте произрастания имеют наибольшую целебную силу, точное соблюдение правил сбора и заготовки целебных растений. Ну, а после всего этого уже могут быть и свои собственные рецепты приготовления чая, настойки, напара, свои собственные рецепты-составы того или иного сбора (чая). Здесь-то, у травников-старателей, и находил я подчас то, что обычно не содержалось в книгах: это и точные правила сбора, и знание силы травы, растущей на том или ином месте.

Но, увы, даже те травники, знаниями которых я восторгался, как правило, не могли рассказать вам о травке так, чтобы вы нашли эту травку по одному рассказу, то есть не могли показать травку заочно. Ведь сами травники обычно не учились искать травы по описаниям — то или иное растение показывали им родители или учителя, показывали, как правило, в природе и чаще всего именно на том месте, где это растение и следовало дальше собирать. А потому и сами травники, мои знакомые, могли только показать мне травку, показать то место, где эта травка была сильней или слабей. И они показывали мне какие-то травы, которые я сам не мог до этого отыскать... Но ведь не каждому посчастливится встретить на своем пути такого травника или ботаника-практика, который привел бы вас к тому или иному растению и сказал, например: «Вот это пустырник. А это сушеница. Запоминайте!» Многие, очень многие из тех, кто пожелал познакомиться с целебными травами, долго и часто безуспешно разыскивали то или иное нужное им растение. Не помогали тут порой и рисунки, и ботанические описания растений. Рисунки чаще всего не подчеркивали те или иные отличительные черты растения, а ботаническое описание обычно представляло собой лишь перечисление признаков растения и тоже не выделяло те или иные отличительные черты, которые сразу подсказывали бы вам, кто именно перед вами.
Вот этот-то пробел в наших, доступных сейчас многим знаниях лекарственных трав я и хочу прежде всего заполнить — я хочу, по возможности, научить вас самостоятельно находить нужные вам лекарственные растения и точно их определять.

Конечно, вспомню я и кое-что из знаний, подаренных мне травниками-ведунами, — вспомню то, что, может быть, не найдете вы на страницах уже вышедших книг. И еше одно очень заботит меня. При лечении травами есть такое, пожалуй, самое главное условие: вам поможет только та трава, которая вам понравилась, к которой вы сами потянулись или, как говорят травники, которая легла вам на душу. А выглядит это правило на практике так. Я, например, очень люблю пустырник — люблю и все тут. Нравится он мне, есть в нем что-то близкое мне по характеру. Это как с чистым чувством к человеку — вот нравится человек, а за что, вы и не знаете... Так вот: пустырник — это моя трава (поэтому не удивляйтесь, что именно с пустырника начну я свой главный рассказ-разговор о самих травах). И пустырник платит мне взаимностью... Люблю я зверобой! Люблю! Верю очень ромашке аптечной и ромашке пахучей, верю и той и другой травке одинаково и не делаю никакой разницы между ними: радуюсь встрече как с той, так и с другой. И в сборах моих они совершенно равноправны. Радуюсь я всегда встрече с тысячелистником, с душицей! Улыбаюсь подорожнику, поднявшему над розеткой листьев свое острое зеленое копьецо! Очарованным стою возле цветущей липы, блаженствую в чудесном •аромате и слушаю, слушаю без конца рабочую песню-гуд медоносной пчелы в кроне дерева.
И таких растений, которые легли мне на душу, у меня много... Я стараюсь почаще видеть их, стараюсь узнать их поближе. И все они входят в мой арсенал, все могут явиться ко мне на помощь. Нет, я не злоупотребляю доверием своих друзей, не так часто прибегаю к их помощи, но случись беда — и я готов познакомить страждущего со своими друзьями-травами и постараться, чтобы и вам эти травы помогли, подлечили вас...

Именно так мне и хочется рассказать вам о растениях, обладающих целебными свойствами, о растениях, с которыми я сам более или менее знаком... Может быть, и вы, прочтя мой рассказ о том или ином растении, вдруг почувствуете, что это именно ваша травка, вдруг потянетесь к ней душой. И тогда моя цель будет достигнута - вы найдете путь к доброй дружбе.

И еще одна особенность моей книги... Наверное, вы знаете, что многие книги о лекарственных травах снабжена рецептами так называемых сборов, то есть вам чаще всего рекомендуют лечиться составом из нескольких трав. Конечно, чай, составленный из нескольких растений, имеет свои собственные важные свойства. Так, если каждое отдельное растение обычно имеет относительно узкое целебное действие, то те же растения в сборе действуют гораздо шире. И если вы не очень точно угадаете траву, необходимую для вашего лечения, вы можете не почувствовать удовлетворения от лечения этой травой, но если вы воспользуетесь чаем (сложным сбором), ошибок у вас будет меньше. Хотя (и это надо знать), в чае, в сборе сила каждой отдельной травки несколько теряется, то есть сама по себе травка, взятая отдельно, действует сильнее, чем в чае. И если вы точно угадаете траву, то, выходит, лучше воспользоваться ею одной.

Но, увы, в составе чая (сбора) очень часто присутствуют такие травы, которые редки в тех или иных местах, а то и просто где-то совсем не растут. Вот и придется вам в таком случае не лечиться, а заниматься поисками нужных лекарственных растений, хотя рядом с вами может быть такая травка, которая одна выручит вас. Разыскивать сейчас нужные травы — дело трудное, если не сказать, почти безнадежное: качественного лекарственного сырья по аптекам почти нет. Так что и тут считаю я своим долгом показать вам, как обойтись в том или ином случае одной-единственной травой, а потому буду стараться не приводить сложных рецептов. Вот перед вами все травы, которые вы сами можете найти. Выбирайте, и с Богом!

Буду говорить я и о правилах сбора, ибо так называемое лекарственное сырье, поступающее в аптеки из тех же лесов, с тех же лугов, очень часто так плохо собирается, так плохо перерабатывается и так плохо хранится, что от прежней природной силы в этом, потенциально лекарственном сырье, уже ничего не остается...

И конечно, не обойти нам с вами сегодняшнюю жизнь — загрязнение промышленностью, транспортом, сельскохозяйственным производством и лесов, и лугов, и полей. Здесь надо быть особенно осторожным, ибо «грязная» трава может не только не вылечить вас, а, наоборот, погубить. Ну, скажите, какая польза от того же подорожника, который взяли вы для лечения с обочины дороги, где постоянно проезжают автомобили?! В листьях такого подорожника сейчас больше яда (те же тяжелые металлы), чем целебной силы...

И тут я считаю своим долгом предупредить всех, кто пожелает поискать для себя лекарственные растения: прислушайтесь к моим советам (это советы честной науки и не я их изобретал). Вот почему я еще и еще раз предостерегаю своих читателей от увлечения травами, собранными чужими руками. Кто даст вам гарантию, что тот же подорожник, та же мать-и-мачеха не собраны рядом с шоссе? Ведь на приемном пункте лекарственного сырья не спрашивают заготовителей, где именно собирали они те или другие травы...
Вот вроде бы пока и все слова, которые, наверное, были необходимы перед нашим главным разговором.
Желаю вам счастья и здоровья.

Ваш Анатолий Онегов, писатель-естествоиспытатель

ПУСТЫРНИК

Есть под Москвой железнодорожная станция Тучково. Если воспользоваться местным автобусом и отправиться в сторону старинного города-крепости Руза, то на вашем пути довольно скоро окажется небольшой поселок с громким космическим названием Марс. А там еще одна или две остановки и справа от автобуса начнется крутой спуск к реке Москве. По этому спуску весной гудит талая вода, а когда вода схлынет, на месте буйного потопа широко расцветает фиолетовым ковром чудесный весенний цветок-подснежник — хохлатка. Цветет хохлатка совсем недолго, и скоро фиолетовый ковер тускнеет, и тогда гора-спуск к реке становится темной и неуютной, и ее хочется поскорей оставить позади... А там подвесной мост над рекой, раскачивающийся из стороны в сторону, и вот вы в небольшой подмосковной деревушке, весело, светло расположившейся на высоком берегу в излучине реки.

Место это для меня знаменитое — именно здесь и познакомили меня мои друзья-травники с пустырником. Подвели меня к пустырю за деревней, заросшему сплошь высоченной крапивой, и указали на растения, что прочной стеной встали впереди крапивы, не то оберегая собой эти крапивные джунгли, не то сдерживая наступление крапивы на еще свободную от нее землю.

Рядом с густо-зеленым морем крапивы пустырник гляделся чуть седоватым и, хотя он почти отцвел к этому времени и его меленькие розово-фиолетовые цветочки встречались лишь кое-где, но все равно мне казалось, что фиолетовый цвет присутствует здесь: он, будто растворившись, разбавил собой чуть-чуть зелень стеблей и листьев — видно, он, этот фиолетовый цвет недавно раскрытых венчиков и стал той самой сединой, которая сразу запомнилась мне на пустырнике, растущем рядом с крапивой.

Пустырника здесь было много. Конечно, я и раньше встречал это растение и тоже встречал чаще всего по пустырям, рядом с крапивой. Но вот, поди ж ты, до этого дня никак не останавливал на пустырнике, траве сорной, пока ничем не привлекшей меня, свой взгляд... А мои друзья, представив мне эту чудо-травку, рассказывали и рассказывали о целительной силе этого растения, хорошо известного многим народам еще с древних времен, но потом вдруг забытого, отвергнутого официальной медициной только по той причине, что она долго не могла обнаружить в пустырнике так называемого активного начала, которое и должно было объяснить целебную силу травы.

Увы, пустырник стал возвращаться к нам только в тридцатых годах, и я думаю, что и до сих пор он по-настоящему к нам еще не вернулся, хотя для этого есть все: растения этого в стране много (пустырник часто считается сорняком, да еще надоедливым, трудно выводимым с культурных земель), а слава его, и прежде всего старая, народная, очень велика.

Судите сами. Вот те недуги, которые по народному опыту, успешно врачует наш пустырник:
— ослабление деятельности сердца, невроз сердца, слабый пульс, одышка, сердечные отеки;
— высокое артериальное давление;
— различные нервные потрясения, испуг, заикание (у детей), горести, переживания (успокаивает нервную систему лучше валерианы), головные боли, бессонница, плохое общее самочувствие;
— эпилепсия, параличи, контузии головного мозга;
— климактерические жалобы, запаздывание, болезненные менструации;
— малокровие;
— водянка, тяжесть в желудке, туберкулез, кашель, болезни почек (мочегонное средство);
— кишечно-желудочные заболевания, хронические гастриты толстых кишок, желудочные спазмы (хронические кишечные заболевания излечивались после трехнедельного приема пустырника — свидетельство М. А. и И. М. Носалей, врачей-практиков).
Тут надо бы добавить, что в народе отваром корня пустырника останавливали кровотечения, а припарки из корня делали при ломоте в костях. А отваром травы пустырника обмывали раны животным.

Ну, а теперь обратимся за свидетельствами к официальной медицине, которая рекомендует сейчас пустырник в качестве хорошего средства при:
— сердечно-сосудистых неврозах, гипертонии, стенокардии, кардиосклерозе, миокарде, пороках сердца, при повышенной нервной возбудимости, бессоннице, истерии, базедовой болезни.

При этом официальная медицина подчеркивает, что пустырник не вызывает токсических явлений, то есть не причиняет употребляющим его никакого вреда. Хотя мне самому приходилось как-то слышать от авторитетных врачей, что при лечении пустырником надо все-таки остерегаться прямых солнечных лучей — как будто пустырник делает человека в момент приема препаратов из этого растения более чувствительным к солнцу — тут могут появиться вроде бы головные боли. В специальной литературе таких указаний я пока не встречал, но поделиться с вами имеющейся у меня информацией обязан.

Если я почти убедил вас, что знакомство с лекарственной травой-пустырником уж по крайней мере никак не повредит вам, то давайте тогда повнимательней приглядимся к этому чудо-растению, очень кстати вернувшемуся к нам в наш исключительно нервный, нервозный век со своей исцеляюшей силой.

На территории бывшего СССР встречается более десяти видов пустырника, и все наши пустырники, по-видимому, обнаруживают одинаковую целебную силу. Сужу об том хотя бы по тому, что в разных книгах, посвященных лекарственным растениям, часто говорят о разных пустырниках. Так, в книге А. П. Попова, изданной на Украине, речь идет о пустырнике обыкновенном, а в книге авторов М. А. и И. М. Носалей, тоже появившейся в Киеве и посвященной тоже украинским травам, указывается пустырник волосистый. Кстати, и то и другое растение, судя по литературе, имеет в народе обшее название — сердечник... Встретите вы в разных книгах и такие пустырники: пустырник пятилопастный, пустырник сердечный, пустырник сибирский, пустырник туркестанский... И это все замечательные лекарственные травы с похожими свойствами. Даже среди знаменитых трав горного Алтая нашлось место (и судя по всему, очень почетное) нашему пустырнику (здесь речь идет о пустырнике сердечном, или обыкновенном).

Отличить один пустырник от другого человеку, не посвященному в тайны ботаники, не так-то легко, да в нашем случае и не надо этого делать. Просто ишите пустырник, радуйтесь встрече с ним и будете счастливы!

Пустырник — растение из семейства губоцветных. У всех растений этого семейства венчик цветка состоит как бы из двух губ: верхней и нижней. Такие цветки вы сразу узнаете. Да кое-кого из родственников пустырника по семейству вы, конечно, встречали, и не раз. И, конечно, знаете вы такое растение: глухая крапива, или яснотка. Растение это очень похоже внешне на крапиву жгучую, но только листья и стебель у глухой крапивы нежгучие (отсюда и название растения — глухая крапива, не отзывается, не жжет тебя, когда ты до нее дотрагиваешься). А еще у этой глухой крапивы, яснотки, большие белые цветы. Вот такую «мирную» крапиву с белыми красивыми цветами вы и должны были встречать где-нибудь в притененном сыроватом месте... Вспомните цветы глухой крапивы, вспомните их форму, и дальше вы сможете представить себе цветы пустырника: они значительно меньше цветов глухой крапивы и уже не белого, а розово-фиолетового цвета.

Приглядитесь и к листьям глухой крапивы. По форме эти листья овальные (сердцевидно-овальные) и края их будто чуть-чуть надпилены со всех сторон. Такие листья в ботанике называются пильчатыми. А вот у пустырника листья, возможно, и выглядели бы овальными, если бы не были как бы надрезаны на 3—5 лопастей (пальцев) — верхние листья пустырника как бы разрезаны на 3 лопасти, а нижние на 5.

Отсюда и одно из научных названий пустырника — пустырник пятилопастный. Так вот по таким листьям-лапкам, состоящим из 3—5 лопастей-пальцев, вы тоже отличите пустырник от глухой крапивы. Да к тому же пустырник очень высокое растение (бывает высотой более полутора метров, когда растет на хорошо удобренной почве) — он намного выше своих родственников по семейству.

Когда станете искать встречи с пустырником, не забудьте и про то, что у этого растения чашечка цветка колючая. И колется пустырник сильнее к концу своего цветения, когда чашечки начинают засыхать. А цветет пустырник другой раз все лето, до осени, почему еще и считается у пчеловодов почетным растением: с пустырника всегда пчелам и нектар, и пыльца... У меня, в моем садике на севере, на берегу таежного озера, было много пустырника, Семена этого растения я привез туда как раз с берегов реки Москвы, где когда-то впервые встретился с ним. Пустырник у меня прижился и цвел другой раз чуть ли не до середины сентября. И часто случалось, что мои пчелы, не находя в округе ничего для себя, как-то поддерживались моим пустырником, по крайней мере, стоило чуть остановиться осеннему дождю, стоило чуть-чуть вернуться обратно теплу, как пчелы тут же были на пустырнике.

Наверное, поможет вам при поиске пустырника и такая примета: у пустырника, как у всех растений его семейства, стебель четырехгранный. Листья же у пустырника с обратной стороны сероватые, почти как обратная сторона листьев у малины.

А искать пустырник следует на пустырях (отсюда и название растения). Если встретится вам сухой луг, где обычно пасется скотина, присмотритесь: не видно ли где среди поеденных скотиной трав эдаких островков-рощиц, оставленных домашними животными без внимания. И, очень может быть, среди таких нетронутых пучочков-оазисов встретите вы сохранившуюся посреди пастбища крапиву, а вместе с ней и наш пустырник.

Встретите на пути оставленную людьми деревню, заброшенные хозяйственные строения, заросшие крапивой бывшие скотные дворы, приглядитесь — и здесь, очень может быть, отыщите вы пустырник.
Но не спешите собирать пустырник, который увидите под кустами, в сыром месте. И здесь может состояться встреча с этим растением, но в местах сыроватых и темноватых, сдается мне, наш пустырник уже не будет в полной мере обладать той силой, теми целебными свойствами, которые подарены ему потенциально природой. Пустырник — растение открытых, светлых, вольных мест и, следуя логике природы, только здесь, как говорится, может полностью реализовать себя, в иных же местах, которые не очень подходят ему, он, скорей всего, и не достигает положенной ему силы. Правило: собирать растения для лечебных целей только там, где им лучше всего жить — досталось мне от моих друзей-травников, и я старался ему следовать. Об этом правиле дальше мы не раз вспомним, а пока учтите, что пустырник — дитя солнца, вольного ветра и открытых просторов, и только здесь ищите доброй встречи с этим растением.

Когда и как собирать пустырник?
Пустырник (траву) собирают в самом начале цветения, не дожидаясь, когда большая часть цветов успеет раскрыться. Эти сроки наилучшими считает и официальная медицина, объясняя это тем, что именно в самом начале цветения в траве пустырника содержится наибольшее количество активных веществ.

Собирают пустырник так: срезают верхнюю часть растения (длиною не более 40 сантиметров) или боковые стебли до последних листьев.

Хотя пустырник растение и многолетнее, но все цветущие головки с одного растения срезать не полагается (срезая главный стебель, оставляют боковые, или наоборот), чтобы как можно меньше наносить ран природе. Не полагается собирать дань и со всех растений подряд — всегда оставляют достаточно совсем нетронутых растений.

Хотя пустырник не очень часто растет возле шоссейных дорог, но и тут всегда помните, что любая дорога, по которой движется транспорт, представляет опасность для вашего здоровья. Если дорога (шоссе) достаточно нагружена, то заниматься сбором лекарственных растений можно только за полкилометра от такой дороги (тут уж пожалейте самих себя).

Помните, что на полях наших, в садах, на огородах очень часто хозяйничает сейчас ядохимия, поэтому на всякий случай постарайтесь поискать тот же пустырник подальше даже от картофельного поля (здесь могут самыми страшными ядами заливать колорадского жука). Словом, если сельскохозяйственные угодья вам не очень знакомы, постарайтесь поискать нужные вам травы где-нибудь в стороне от них.

Не обольщайтесь и видом мирной, на первый взгляд, тихой деревушки, где доживают свой век одни старушки-бабушки. Наши бабушки старушки тоже подчас не избежали искушений химического века и, не очень другой раз задумываясь, потребляют для хозяйственных и огородных целей самую разную магазинную химию. Так что и тут поищите для себя травку где-нибудь в более спокойном месте.

Ну, а если у вас есть хотя бы небольшой участочек земли, вскопайте здесь невеликую клумбочку-пятачок и принесите на эту клумбочку по осени собранные вами семена пустырника (прямо с головками растений). Оставьте эти семена на вскопанной земле, чуть присыпьте сверху такой же землей и весной увидите здесь первые всходы вашего доморощенного пустырника. Для личного потребления этой травки надо совсем немного — крошечной клумбочки вам вполне хватит. Да и радовать будет вас эта клумбочка с пустырником — красивая эта травка и веселая, так как все время летят к ней пчелы и шмели. Только помните, что пустырник не просто так, ради красивого словца, называют порой сорняком да еше надоедливым. Следите, чтобы по всему огороду не поднялась принесенная вами травка.

Очень любит пустырник захватывать перекопанные участки почвы. На огородной грядке вы его, конечно, сразу обнаружите и удалите, а вот среди кустиков смородины или малины он может поселиться и прижиться незаметно — тут вы узнаете о новоселе только тогда, когда поднимет он над смородиной или малиной свои бодрые фиолетовые головки.

Так вел себя пустырник и у меня на севере, в садике, куда пригласил я его из Подмосковья. Но я не обижался на своего гостя, когда стал он «осваивать» кусты смородины — головки цветущего растения я срезал и сушил, считая, что большого вреда от пустырника моей смородине не будет...
Но и такую черту характера знаменитой травки помнить все-таки надо...

Мой пустырник, переселившийся на север, остался сейчас без меня и скорей всего буйствует теперь в моем прежнем саду. А вот немного семян я взял с собой, когда перебирался с севера поближе к Москве. И прошлой осенью доверил эти семена на этот раз уже ярославской земле, и теперь жду весну и первые всходы моего чудесного пустырника, который вот уже более десяти лет путешествует вместе со мной, начав это путешествие недалеко от подмосковной станции Тучкове...

Отыщите пустырник, собирайте его только в сухую погоду, собирайте днем, когда с листьев травы сойдет утренняя роса. Срезанные стебли сразу уберите куда-нибудь от солнца — держать на солнце собранную траву нельзя. Станете убирать, помните, что собранная трава никак не должна по дороге к дому запариться, перегреться — лучше всего складывать собранную траву (всякую) в корзинки или кошелки, чтобы трава в дороге продувалась ветерком. И никак нельзя складывать в те же корзинки (кошелки) много травы — трава там должна лежать вольно.

Дома собранную траву лучше всего подвесить или разложить тоненьким слоем в темном месте (чердак дома, под крышей сарая), лучше всего там, где есть естественная вентиляция, чтобы трава продувалась. Здесь трава и высохнет. Траву, разложенную слоями, надо время от времени переворачивать.

Когда трава высохнет, ее следует порезать (лучше помельче) и убрать в матерчатые мешочки, которые следует хранить подальше от сырости и по возможности в темноте... Каждое лето я собираю пустырник с таким расчетом, чтобы мне его хватило как раз до следующего лета, то есть больше года заготовленную траву пустырника (как и другие лекарственные травы) я обычно не храню, хотя в литературе часто встречаются указания, что трава пустырника сохраняет свою силу в течение 2—3 лет. Скорей всего, это точные сведения...
Поверите пустырнику, отышите его — не старайтесь собирать много травы, соберите на первый раз только для себя. То есть не стремитесь сразу оделить открытой вами травой всех знакомых. Помните, что трава помогает человеку только в том случае, если тот поверит травке, почувствует в себе тягу к ней. Поэтому траву человеку надо показать, представить, постепенно донести, что это за трава, и уж никак нельзя никому ничего навязывать. Навязанная трава (мол, попробуй — мне помогает) пользы, как правило, не принесет. Тогда вы не только подорвете авторитет того или иного растения (и свой в том числе), но и погубите собранную траву — она будет ни к чему человеку, который в нее не верит. Это я очень хорошо знаю по своему опыту, когда открывал для себя те или иные травы и с радостью готов был всем-всем рассказать о своем открытии и всех-всех разом спасти.

Результаты были плачевными. Поверьте мне.
Повторяю: травку, полюбившуюся вам, можно (и нужно) показывать другим, но делать это следует очень деликатно и никак никому не навязывать... Другое дело, если кто-то сам попросит вас об одолжении, тогда уж не откажите, но и тут постарайтесь донести до человека свою веру в то или иное растение.

Прежде чем сообщить вам рецепты, хочу просветить вас еще в одном, чтобы дальше вы хорошо запомнили, чем отличается настойка от настоя и отвар от напара...

Настойки лекарственных растений готовятся на спирту или на водке.
Но сами по себе настойки для народной медицины не очень характерны — травники обычно пользуются для приготовления лекарств только водой. А потому и я, воспитанный такими учителями, лишь в крайнем случае буду советовать вам прибегать к помощи спирта или водки, например, когда для изготовления отвара (чая) требуется большое количество дефицитного сырья, а для настойки такого сырья надо совсем немного (об этом будет разговор при знакомстве с золотым корнем).

Настой — значит настоять, но настоять не на водке или спирту, а на воде.
Настаивание на воде, как и на спирту, процесс относительно долгий. Обычно настой делается так: трава, корни, тот же березовый гриб (чага) заливаются холодной водой и через определенное время такой настой бывает готов — так готовится, например, настой чаги. Иногда после настаивания настой еще и кипятят.

Отвар — значит отварить. Этот процесс всегда предполагает кипящую воду.
Либо сырье заливается холодной водой, а затем какое-то время кипятится (лучше всего на паровой бане) и остывает. Либо заливается кипящей водой и какое-то время (необходимое для заваривания) заваривается, как чай, — такой отвар чаще всего называют чаем.

Напар — сырье, залитое водой, достаточно долго напаривается, парится в теплом месте (в той же печи, в духовке).
Ну, а теперь о лечении пустырником.

Если пустырник растет рядом с вашим домом, то очень хорошо собирать листья и соцветия пустырника каждый день и выжимать из них сок. По 30—40 капель сока на одну ложку воды — это лекарство принимают три раза в день перед едой. То есть для лечения на день вам необходимо примерно 100 капель свежего сока (сок надо готовить каждый день).
Если нет возможности пользоваться свежим соком, то берут сухую траву. Полная с верхом столовая ложка сухой травы пустырника (хорошо измельченной) на стакан кипятка. Трава заваривается кипятком, как чай, — сосуд хорошо укрывается и так остается до полного остывания. Стакана такого чая как раз хватает на один день лечения: при условии приема три раза в день (перед едой) на каждый прием приходится как раз третья часть стакана.
Возможно, я сам и нарушаю тут какие-то правила, но, пользуясь услугами пустырника, поступаю немного иначе, не придерживаясь строгой дозировки... Обычно две хорошие щепоти (принятая у травников мера) травы завариваю двумя стаканами кипящей воды. Причем завариваю в термосе. Залив воду, термос закрываю. Считаю, что через полчаса мой чай готов. Чистого чая, за вычетом набухшей травы, у меня выходит около полутора стаканов. Этот-то чай я и выпиваю в течение дня. Пью и перед едой и просто пью, когда чувствую такую необходимость. И оправдание себе нахожу у отца и сына врачей-практиков Носалей, которые тоже рекомендуют употреблять достаточно большие объемы некоторых отваров и напаров. Да и тот алтайский чай, которым в течение нескольких месяцев угощала меня Мария Усова, пили мы без особой нормы.

И последний вопрос: как долго надо лечиться тем же пустырником? Принимать все время, без перерывов, одну и ту же траву народная медицина не рекомендует — всегда в лечении предусматривается определенный перерыв. Да и траву для лечения настоящий травник дает со словами: вот это выпейте, тогда снова покажитесь.
Есть и такое правило-схема, по которой лечатся обычно сильными травами: 20 дней прием, 10 дней перерыв, 20 дней прием, 10 дней перерыв и 20 дней прием, затем более длительный перерыв.

Травы послабей принимают без перерыва до двух месяцев, затем устраивают двухнедельный перерыв и снова двухмесячный прием. Обычно этого времени бывает достаточно, чтобы обнаружить, как подействовало то или иное лечение. Если лечение действует, то после еще одного двухнедельного перерыва проводят еще одно двухмесячное лечение.

Но и тут следует подчеркнуть, что точных указаний на то, сколько именно надо лечиться теми или иными травами, как правило, нет.

Я сам, например, начинаю прибегать к помощи пустырника только по осени и то в том случае, когда занят тяжелой умственной работой — уж тут поддержка природы очень нужна. Заканчиваю работу и вскоре расстаюсь с пустырником. Здесь, я думаю, надо и к себе как-то прислушиваться, а не быть слепым исполнителем чьих-то указаний.
Ну, а настойку пустырника, которая еще совсем недавно была в наших аптеках, советую вам принимать по указанию врача. Я такой настойкой никогда не пользовался.

ВАЛЕРИАНА/Valeriana/

Уж коли начали мы с вами беседу с пустырника, который так кстати явился к нам в наше исключительно нервное время, да еще сравнили силу этой травы с силой валерианы, тоже ограждающей нас прежде всего от разных нервных заболеваний, то давайте следом за пустырником и познакомимся с нашей валерианой/Valeriana/...

«В Древней Греции сухая трава и корни в настоях на воде и вине употреблялись от удушья, как мочегонное и при грудных болезнях. Диоскорид считал ее средством, способным «управлять мыслью», а Плиний Старший говорил, что валериана/Valeriana/ возбуждает мысль. Словом, еще в далекой древности люди знали о свойствах валерианового корня положительно влиять на высшую нервную деятельность. В средних веках он применялся против эпилепсии и как успокаивающее нервную систему средство. Считалось также, что он помогает при инфекционных болезнях. С XVIII века валериана/Valeriana/ и ее препараты были включены в фармакопеи всех стран, и уже 200 лет ее выращивают специально для медицинских целей. В тибетской медицине валерианой/Valeriana/ пользуют от неврастении, дают как общеукрепляющее выздоравливающим после изнурительных болезней, применяют при бронхите и туберкулезе легких.

Научные исследования установили, что эфирные масла валерианового корня в небольших дозах умеренно возбуждают центральную нервную систему, дыхательный и сосудодвигательный центры. Большие дозы, напротив, угнетают нервную деятельность, понижают рефлекторную возбудимость и ослабляют чувствительность нервных окончаний. Выявлено, что эфирное масло понижает тонус гладкой мускулатуры и расширяет коронарные сосуды.

Поэтому настойки, настои, густые экстракты и другие препараты валерианы/Valeriana/ широко используются современной медициной для лечения нарушений деятельности центральной нервной системы, главным образом, неврозов общего характера — бессонницы, мигрени, истерии, эпилепсии, острых возбуждений на почве психических травм, неврозов сердца — «ложной грудной жабы» — и хронического нарушения коронарного кровообращения, гипертонической болезни I степени, сердцебиений, экстрасистолии, пароксизмальной тахикардии. Применяется валериана/Valeriana/ и при неврозах желудка, сопровождающихся болями спастического характера, запором и метеоризмом, нарушении секреторной функции желез желудочно-кишечного тракта, при спазмах пищевода, особенно при кардиальном спазме, носящем стойкий характер, при заболеваниях печени и желчных путей, базедовой болезни с тягостными субъективными ощущениями — жар, сердцебиение и т. п., несахарном мочеизнурении, климактерических расстройствах, других болезнях, в особенности сопровождающихся повышенной раздражительностью и нарушением сна.

Настои валерианы рекомендуется принимать ежедневно и длительно — месяцами. Однако слишком длительное, без перерывов, применение может вызвать нарушение функций желудочно-кишечного тракта».

Это описание-портрет валерианы/Valeriana/ позаимствовал я целиком из очень интересной книги Виолеты Семеновны Городинской (потомственный врач и травник) «Таинство сил исцеляющих». Выпустило эту книгу издательство «Наука» в 1990 году. Работа эта замечательная, читал я ее с большим удовольствием, а потому советую и вам поискать эту книгу...
Ну, а пока давайте пойдем дальше и вспомним, что еще не так давно даже в научной литературе наша валериана /Valeriana/ носила иное название, а именно — маун лекарственный, что означает — кошачья трава.

Кошачьей травой валериану именовали за особое пристрастие кошек к сухим корням этого растения: стоит оставить корни валерианы без присмотра, как коты тут же разыщут их, наедятся этого снадобья и впадут в дурное наркотическое состояние. Эту особенность валерианы /Valeriana/ следует помнить каждому, кто займется заготовкой растения.

Кроме мауна и кошачьей травы, держались за валерианой и другие многочисленные названия, которые давались этой траве в разных местах России. Так, в Курской губернии это растение именовалось и битрецом, и варагушей, и домобыльником, и каташником. В Воронежской губернии знали валериану как болярник, переполох, семяшник. В Смоленской губернии валериана именовалась грудовкой, в Орловской — врагушником, в Пермской, Вятской и Вологодской губерниях — земляным ладаном, лесным ладаном, ладаницей... И все это основательно говорило о том, что и на Руси валериана/Valeriana/ была давно и хорошо известна. Но знать хорошо просто так какую-то травку, от которой нет никакой пользы, вряд ли стоило — валериану знали на Руси прежде всего как сильное лекарственное растение и с успехом пользовались ею при «ипохондрии, истерии, головных (мигрень) и судорожных болях, болях в сердце (при пороках его), при эпилепсии (падучая болезнь), при тяжелых переживаниях, поносах, нервном потрясении» (А. П. Попов).
Пользовались в народе корнями валерианы и от лихорадки, поили детей от крика, гнали корнями валерианы глистов. Как-то встречалось мне в литературе указание на то, что еще во времена Александра Невского валериану использовали в народе от бессонницы, да и сам великий князь будто бы не обходил вниманием это средство. А вот при Петре I валериану у нас стали впервые разводить на огородах — добыча ценного лекарственного сырья становилась на поток...

Наверное, именно тогда, когда валериану стали выращивать у нас на аптекарском огороде, и возник вопрос: что же лучше, что же сильней, какая именно валериана — дикорастущая или выращенная на огороде?

Вопрос этот не праздный и не чисто теоретический — вспомните нашу беседу о пустырнике, где упоминал я об одном из главных правил травников-ведунов: собирать растения для лечебных целей только там, где этим растениям лучше всего жить (где они росли из века в век, где основные места их произрастания, где формировалась их природа, где закладывались их силы).

Вспомните, что пустырник — растение открытого пространства, согретого солнцем, дитя высоких, сухих мест, обитатель пустырей. Только здесь пустырнику и достается его потенциальная сила. Пустырник, выросший в каких-либо иных местах, мы с вами договорились не собирать для лечения. А когда собрались вырастить это растение у себя на огороде, то сразу выбрали для него пятачок-клумбочку на открытом, сухом месте...

А валериана?.. Валериана — растение сырых, низких, притененных мест. Здесь только ее искать и собирать для лечения — здесь ее наибольшая сила.

Это правило народной академии, правило-закон внимательных травников, знающих глубоко жизнь растений.
Но вот, поди ж ты, начали выращивать валериану на грядках (а начало такой культуре было положено на огородах Германии) — и тут же появились ученые, которые громко доказывали, что валериана/Valeriana/, выращенная на грядке (обычно на сухом, высоком, хорошем огородном месте, а никак не в сырых местах и не в тени), лучше во всех отношениях валерианы дикой. Отсюда вроде бы и следовал вывод (к которому, кстати, критично отнеслись русские ученые-патриоты): так как в России корни валерианы собирают главным образом не на огородах, а с сырых природных лугов, а в Германии, мол, ее выращивают на грядках, на местах сухих и высоких, то, следовательно, русская валериана/Valeriana/ должна быть хуже немецкой. И вывод этот делался в то время, когда Германия, видимо, не довольствуясь только своим собственным лекарственным сырьем, вывозила и вывозила из России в больших количествах наш дикий валериановый корень... Конечно, эти выводы не служили интересам России: раз дикий русский валериановый корень хуже немецкого огородного, то и цена русскому сырью куда ниже...

Вот и таким путем уходили в Европу наши природные богатства и уходили таким широким и дешевым потоком, что очень скоро запасы дикорастущей валерианы в нашей стране были очень сильно подорваны, так что уже и для себя мы стали выращивать валериану на грядках...

А как же на самом деле, кто сильней: валериана/Valeriana/ с грядки или валериана/Valeriana/ вольная, выросшая на своих родных лугах?
Знаменитый русский ученый, профессор Михаил Васильевич Рытов в своей книге «Русские лекарственные растения» (Петроград, 1918 год) приводит такие свидетельства по этому поводу:

«Между тем представитель крупнейшей фирмы Р. Келлер в Москве на Междувед. Совещ. сообщил, что русская валериана содержит больше жирного масла и дает настой (тинктуру) зеленого цвета, германская же валериана содержит меньше жирного масла, но более экстрактивных веществ, не имеющих целебного значения, и дает настой буро-желтого цвета. Разница в содержании масла и в цвете настоя, по мнению этого представителя, происходит от роста на мокрых и сухих местах: на первых растения имеют меньше экстрактивных веществ, но больше эфирного масла. Если это верно, то дикорастущая русская валериана заслуживает предпочтение».

Вот так еще раз и убедились мы в верности народных знаний: сильней валериана, выросшая там, где росла она всегда, где встретил ее впервые человек и взял себе, чтобы оградиться этим растением от многих недугов.

В своей книге М. В. Рытов давал советы, где и как лучше выращивать валериану. Он отрицал высокие качества валерианы, выращенной на открытых и сухие местах, и рекомендовал для этого растения только суглинистую почву — только тут валериана могла приблизиться к своим потенциальным качествам, да и то при условии, что выращиваться она будет в небольших количествах, то есть не на больших, открытых пространствах, а на затененных огородных грядках, то есть в условиях, близких к природным.
Эти советы и нам с вами придется помнить, ибо надеяться на дикорастущую валериану от года к году все трудней и трудней — ее все меньше и меньше вокруг нас. А по многим нашим областям валерианы осталось так мало, что она запрещена для сбора. Да если бы валериана и росла как прежде, в том же количестве, то и тогда вряд ли ее хватило бы для всех страждущих: больных сейчас куда больше, чем в недавние времена, и потенциальных потребителей валерианы сейчас очень много. Так что без культурного возделывания этого растения нам никак не обойтись.

Но прежде чем посоветовать вам, как лучше всего вырастить у себя на участке валериану (а на наших садовых участках, как правило, сырых, низких местах, для валерианы настоящий рай, да и само по себе это растение очень скромно располагается на огороде и обычно никому не мешает), хочу рассказать вам о своих встречах с этим растением, чтобы вы до конца поверили мне, что выращивать валериану у себя на участке куда проще, чем искать ее в природе....

Первую свою валериану отыскал я в Бежецком районе ныне Тверской области. Валерианы там в то время было еще сравнительно много, но все равно для того, чтобы запастись дорогим корнем только для себя и только на одну зиму, мне пришлось потратить несколько дней лишь на сбор корней. Прежних зарослей этого чудесного растения уже нигде не было, от растения к растению приходилось порой совершать целое путешествие, да и брать (уничтожать) все растения подряд я не имел права (тут уж контролирует меня моя совесть).

Итак, на сбор растений ушло у меня несколько дней. А знали бы вы, сколько дней ушло у меня на поиск, на первую встречу с валерианой... До этого валериану мне никто не показывал — у меня были только рисунки и описания этого растения, вот по рисункам и описаниям я и старался найти нужную мне траву. И конечно, прежде всего за валериану принимал я самые разные растения из семейства зонтичных — дело в том, что цветки валерианы собраны в рыхлое, как говорится в ботанике, щитковидное соцветие (эдакий рыхловатый букетик), очень похожее на соцветия того же дудника, поручейника, веха ядовитого, болиголова пятнистого. Но если дудник — растение вполне мирное и даже с целебными свойствами, то вех ядовитый и болиголов пятнистый — растения очень опасные. Так что мне пришлось достаточно долго и даже с риском идти к своей цели, пока встреча с валерианой не состоялась — тут уж помогли мне мои знания ботаники. Поэтому поверьте мне, что самостоятельный поиск валерианы — занятие не всегда удачное.

Сейчас у меня в саду растет немного валерианы, которая, как и пустырник, вернулась к себе на родину, в среднюю полосу, после путешествия на север... В тех местах, где я жил на севере, валериану я так и не нашел. Правда, иногда казалось мне, что долгожданная встреча вот-вот состоится, бывало, что из автобуса или из кабины машины казалось мне, что передо мной, на обочине дороги, как раз и растет моя дорогая валериана, но останавливалась машина, я стремился к своей валериане, но вместо валерианы встречал все тот же самый дудник лесной. В конце концов я сдался и по осени в Москве на Преображенском рынке приобрел корневище валерианы — тут ошибиться было трудно, ибо корни валерианы имеют очень характерный запах, который не спутаешь ни с каким другим.

Тут же, по осени, корневище валерианы посадил я у себя, в своем северном садике, выбрав место, какое больше всего должно было подходить моему новоселу. Валериана успешно перезимовала, и рано по весне увидел я первые листочки-пальмочки этого растения. Ну а затем над розеткой листьев поднялся высокий с легким фиолетовым налетом стебель, а там, на вершине стебля раскрылся, разошелся в сторону рыхловатый букетик-соцветие бело-розовых меленьких цветочков. И уже на следующий год новые и новые валерианы показали мне свои резные листочки то среди кустиков земляники, то рядом с молодыми облепишками: это моя первая валериана-родоначальница разослала в разные стороны свои семена, и кое-где эти семена прижились и дали начало новым растениям... Там, где мне казалось, что молодые растения будут испытывать какие-то трудности, молоденькие валерианы по осени я осторожно выкопал и пересадил их поближе к валериане-родоначальнице, и скоро в моем садике обустроилась небольшая плантация этих чудесных трав.
Но вот так случилось, что мне пришлось перебираться с севера на ярославскую землю, и с собой на новое место перевез я и свою валериану. И теперь моя валериана растет, цветет и собирается поделиться со мной своими целебными кореньями уже на новом месте. Так что и вам я советую начать выращивать валериану с того, с чего начал сам — постарайтесь где-нибудь приобрести хотя бы одно-единственное корневище этого растения.

Если кто-то предложит вам семена валерианы, не отказывайтесь, если это предложение честное. Тогда по весне (пораньше) выберите у себя в саду (на огороде) сыроватое место, освободите его от травы, взрыхлите и в неглубокие бороздки положите семена валерианы. Сверху бороздки с семенами присыпьте землей (для этого можно взять и рыхлую землю), слегка прикатайте место, где посеяны семена, или просто прижмите землю ладонью. А дальше ждите, когда из земли появятся первые крошечные листочки-пальмочки. Сорняки удалите, создайте на первое время своим малышам благоприятные условия (они еще успеют пожить в суровых условиях), чтобы побольше получить молодых растений. Когда валерианы подрастут и у них появится 4—5 листочков, их можно пересаживать на другое место, если посевы оказались густыми. Если же растений немного, то можно оставить их на месте до осени.

Пересаживать валериану просто, она хорошо приживается на новом месте. Главное условие ухода за этим растением — полив, земля, где растет валериана, должна быть все время влажной.

На второй год ваша валериана зацветет. Дождитесь, когда большая часть цветочков отцветет, осторожно срежьте соцветия и уберите их куда-нибудь в сухое место, чтобы все семена дозрели. Семена валерианы очень мелкие, легко высыпаются, а потому и хранить соцветия надо так, чтобы они не потеряли семена — лучше всего помещать их в какие-нибудь чистые коробки, откуда семена не могли бы высыпаться.

Со временем все семена легко высыпятся из соцветия. И вам останется только собрать их и сохранить до весны... Ну, а урожай корней я собираю по осени — выкапываю часть растений, корни как следует промываю водой и оставляю где-нибудь в тени обветриться, обсохнуть. Затем корневища побольше режу ножом вдоль и снова раскладываю в тени на сквозняке немного подвалиться. Когда корни немного подвялятся, я обычно кладу их на русскую печку, только слежу, чтобы корням не было от печи слишком жарко — при высоких температурах корни теряют какое-то количество того самого «эфирного масла», о котором шла речь в упомянутой книге М.В. Рытова. А от содержания этого «эфирного масла» прежде всего и зависит сила валерианы.

Высушенные как следует корни лучше всего хранить в стеклянной банке с хорошо закрывающейся крышкой. И конечно, как все растительное сырье, корни валерианы следует хранить в темноте.

Ну а теперь, пожалуй, последнее: как лечиться валерианой?
Свои препараты из корней валерианы я готовил всегда по совету  А. П. Попова. Этот совет полностью я приведу и для вас:

«Способы применения.

Настой на воде:... одну чайную или одну неполную столовую ложку измельченного корня на стакан холодной воды; настаивать в течение 6—8 часов. Принимать по одной столовой ложке, детям давать по одной чайной ложке три раза день.

Отвар (от истерии):... одна чайная ложка на стакан кипятку: употреблять по одной столовой ложке три раза в день...

Настойка на водке: мелко порезанным корнем засыпают пятую часть бутылки с водкой, ставят в теплое место на неделю. Сливают жидкость и отжимают корень, дают отстояться и потом процеживают сквозь полотно или марлю, сложенную вчетверо. Принимают от 15 до 30 капель три раза в день.

Порошок: толкут корни в ступке на муку, сохраняют в плотно закрытом сосуде, употребляют по 1,0—2,0 гр. на прием (не более  3—4 порошков в день)».

Кстати, такие порошки из корня валерианы отец и сын Носал рекомендуют принимать при тифе, скарлатине, воспалении легких, маточных недомоганиях, при мигрени.
Как долго принимать препараты из валерианы?

Для основательного лечения, видимо, следует пользоваться схемой, которая рекомендуется обычно для сильных растений: 20 дней прием, 10 дней перерыв, 20 дней прием, 10 дней перерыв, 20 дней прием.


Корни валерианы, как и большинство корней лекарственных растений, хранят свою силу около трех лет.
Валериан в нашей стране около 30 видов. Друг от друга они отличаются незначительно и все обладают целебной силой.



===2

eXTReMe Tracker